Знакомую арию пела мне фурия

Лидер группы 'Призраки оперы' Нодар Ревия

Волки, группа «Ария» Может, ему Если мы пойдём в клуб, то она меня сведёт с моей знакомой и по-знакомит с её подругами. Мне было .. Они говорят нужные вещи Фурии, но не мне. мне. Хочется петь. Елена Прекрасная поет под приятную музыку арию, весьма неприятную для доктора На сцене снова подземный дворец Плутона. Фурии окружают доктора Фауста и .. Когда я увидел на афише Имя доктора Фауста, старого знакомого моей Лежащая передо мной афиша от 12 ноября года гласит. Если и есть фурия в опере, то это Бартоли! Это медуза Горгона, мифологический персонаж. Каллас Кстати, мне тоже Розина - Берганца нравится больше, чем у вакханки- музыка Моцарта (ария Сюзанны у беседки из Фигаро) 3) А что, Гергиу пела Вивальди? ;-) Получается сравнение.

Они уже давно сделали выводы, и теперь лишь утвердились в своих предположениях. Вас бы в моё положение! Нет, только не это! Не продержатся и пяти секунд — сойдут с ума. Я же с вечера в борении. И спиртное я не пил уже пять дней.

Отвечать им уже не могу. Рот тоже кривится, будто в усмешке или в оскале. Занятая осуждением всех алкашей, тётя Галя этого не замечает. Не видит и того, что даже волосы шевелятся. Разве можно так сыграть? Зачем мне всякие кривляния? Я же всегда отличался серьёзностью, и они это прекрасно знают. Доброжелательность, искренность, внимательное отношение к окружающим было частью.

Почему в один момент я стал таким плохим? Единичные проступки этого года, ставшие достоянием общественности, обросшие домыслами и неправдами, не должны же характеризовать человека в целом? Ну, пью сильнее в последние два года.

Свидетельства о постановке народной драмы и кукольной комедии

От этого я не стал менее любознательным. Другие дольше пьют и в больших количествах принимают, при этом их запросы не идут дальше потребностей тела!

Почему вдруг такая резкая, негативная оценка!? Это они всерьёз или озвучивают нужное кому-то? Агрессивный выпад, осуждение — это хлеб и мощь Фурии. К тому же оценка всегда обрывает мысль! Значит, они тоже под её контролем. Крёстная не так агрессивно настроена. Она более рассудительна на данный момент. Невидимая ими пришелица покрывает крёстную не. Надо бы с ней заговорить, она услышит.

Им надо чуть-чуть помолчать. Мне бы это позволило не отвлекаться, сосредоточиться на осмыслении происходящего. Всё это пронеслось во мне параллельно попыткам при-встать. Видимо, я стал немного ближе к осмыслению сути пришелицы и чуточку обрёл голос и силы. Надо воспользо-ваться и повторить попытку.

Пришедших людей несёт мысль осуждения, и они меня не услышат. Нужно что-то другое предпринять. Собрать воедино мгновения, когда я обретал, а пришелица теряла. Надо б вспомнить, но она блокирует память и мысли нужного мне направления.

Нужны усилия над собой, и в каждый миг себя превосходить. Ведь было же что-то, что мне прибавляло, но осталось за пределами моего внимания? Взгляд, брошенный в окно! В этом что-то есть! Светлее стало в голове. Правая половина тела вновь почти. Значит, я могу её наращивать! Бег мыслей, искренность, доброе отношение к окружающим без исключения людям… Что ещё? Что стоит за взглядом? Надо успеть отметить, что оба глаза тоже принадлежат сейчас. Я внимательно осматриваю помещение, присутствующих.

Суть их в чём? Глаза цепляются за предметы быта, людей. Зрение проясняется, ухудшается, меняясь независимо от моих желаний. Некий потенциал, влияющий и отвечающий, видимо, за ясное видение, пополняется или утрачивается в зависимости от моего мышления и собранности. Что-то потребляет силу взгляда, уменьшая чёткость контуров предметов. Есть нечто, прибавляющее ясность. Может, мировоззрение, мировосприятие, широта мышления?

За окном простор и я чувствую, что глаза, словно живые, радуются чему-то, и наполняются силой! Перевожу взгляд, полный нежности на маму. Но вот мои глаза уводит непонятная сила и упирает в табурет. Зрение падает, а глаза начинают бегать по немыслимой орбите. Две неизвестные силы спиралевидно двигаются во. Левая часть тела выпи-сывает кульбиты и кренделя в одном направлении, правая — в противоположном. Я опять сосредоточился в голове. К тому же стал глохнуть. Появился шум в ушах.

Думать и искать выход. Зрение прибывало по мере скольжения по живым предметам и людям! Глаз правый принимает обычное положение, становится послушным, улучшается видимость.

Уши тоже шевелятся, но я ещё продолжаю слышать отзывы о себе крёстной и фельдшерицы, причитания матери. Все негативные измышления обо мне сковывают меня, если я осмысливаю изрекаемое пришедшими, и концентрируюсь на. Дыхание слабое, но я ещё могу дышать.

Надо не обращать внимания на слова окружающих. Они говорят нужные вещи Фурии, но не. Так, это не моё дело, иначе я уйду. Надо собраться вокруг своих мыслей.

Я пока отслеживаю ситуацию и максимально спокоен. Я опять начинаю обретать. Я могу её прибавлять! Как это мне удалось в этот раз? Вспомнил, как разглядывал папу, маму и табурет, под. Затем крёстную, фельдшерицу, и раньше дуб, что за окном, отмечая детали на нём. Правая половина тела моя! Бывший в голове сумбур улёгся. Легче стало дышать, мыслить.

Нужно ещё что-то новое! Мне не до происходящего в комнате и наплевать, что думают обо. Надо вернуть всего себя, потом как-нибудь изъяснюсь. В книгах надо источник для мыслей искать! Приподнимаясь и припадая, падая, добираюсь до полки. Левая половина тела не моя и вытворяет неподдающиеся осмыслению движения.

Точно не две минуты. Пришелица уверяет, что всё равно сживёт. Не на того напала! Руки непослушны и сопротивляются моим усилиям. Листаю книгу, пытаюсь читать, хотя тело опять перестаёт мне подчиняться.

Если осмысленный взгляд помогает, значит, и читать надо осмысленно. Я начинаю обретать. Ну, ты и дрянь! Ты быстрее меня читаешь и воспроизводишь информацию на мгновение раньше, поглощая возвращающиеся силы. Ты что, знаешь всё то, что написано далее? А если я открою на такой-то странице? Мыслей в содержании. Надо искать на других страницах! Она знает, на какой странице я открою и что там написано!

Она опять меня опережает! Я теряю силы, а с ними и часть тела. Просто читаю, не вдумываясь в читаемое. Трудно, конечно, с вращающимися глазами, с давлением непонятной силы, концетрирующих взгляд на фактах, предложениях без мыслей, но. Параллельно бегу глаз по строчкам, я всё время анализирую изменения во. Это даёт мне возможность хоть на какое-то время обрести силы, управлять если не всем телом, то её частью.

Только этого мне не хватало! Усердно пытаюсь листать страницы в поисках положительных мыслей.

  • Book: Судьбы и фурии
  • Свидетельства о постановке народной драмы и кукольной комедии

А бестия принуждает открывать нужные ей страницы, фокусирует взгляд на нужных ей строчках, там, где правильно и красиво изложено, рассуж-дения о добре и зле, но нет мыслей! Тогда, что есть Истина? Уводит взгляд от нужных мне строк, подводит к тем, где информация есть вроде, но предлагается мыслить в негативном направлении. Я ищу светлые мысли в книге, но натыкаюсь на негативные смысловые значения, и опять наблюдаю за битвой во мне двух самостоятельных сил откуда-то сверху внутренней части головы.

Они были сами по себе, но я их как-то цементировал! Интересно, почему они раньше себя не проявляли? Мир открывался, и я не горел желанием уходить принудительно в такой момент. Скажут, умер от пьянства. А если не умру, и победит эта тварь, опять отсчитывающая секунды, тогда что? Зачем я о ней подумал? Книга валится из правой руки. Она тоже не моя. Левая половина тела и часть правой уже давно выделываются в умопомрачительном танце.

Если выстою, я попробую когда-нибудь повторить все эти кульбиты и выкрутасы. С телом, может и получится, но с глазами и ушами вряд. Крёстная после каких-то советов матери тоже собралась уходить. При случае, когда решусь открыться, отблагодарю. Врачи усугубили б положение, отправив в психиатрическую больницу.

Там бы я не выстоял среди побеждённых Фурией людей, и одним Наполеоном стало б. Кем бы провозгласила она себя в моём теле? Разбег мыслей в сторону отражается подрагиванием скул на лице. Мне осталось лишь несколько секунд. Надо попытаться ещё выиграть время. Книга рядом, но недосягаема.

Зато голова ещё соображает. Что мне ещё остаётся, когда всё остальное мне уже не принадлежит? Пальцы рук и ног закручиваются и выламываются. Ноги выделывают движения, невозможные в обычной жизни. Туловище извивается и бьётся, словно я эпиллепсик. Ощущение такое, что зубы тоже ходят ходуном. Уши закладывает, и я утрачиваю слух. В оставшиеся несколько секунд что предпринять?

Фурия уже у самого рта. Извергает проклятия и нена-висть. Она уже не говорит. Сквозь змеиное шипение слова бранные больше угадываются и еле слышимы. Оказывается, я не дал ей пожить, она ещё хотела побыть рядом, но я, её новый убийца, этого не позволил! Не надо её воспринимать. Я тебя тоже теряю.

Я в виде точки где-то под черепом. А это змеиное отродье вихреобразно через рот вливается в меня, воронкой струится во мне и проваливается в желудок.

Часть её ещё во рту и вне. Что-то змеевидное, распадающееся на мелкие частички, спиралью с шипением извивается во. Последнее, что я слышу сквозь шипение, это повторяющиеся слова: У меня же нет выбора: Тело ведь моё и не хочется даже думать о том, что кто-то другой будет в нём проживать. А вот кто она по отношению ко мне? Холодно… Стоп, что сегодня пришелицу сильно напугало?

Мышление, точнее, движение мысли! Надо как-то соединить эти две составляющие! В голове ясность мысли и правая рука. Надо ею двигать, махать, шевелить, не останавливаясь.

Нога, нога правая тоже начинает подчиняться! Это я пока падаю, ещё падаю за счёт противления левой половины. Встать, пусть на четвереньки. Больше движения рукой и ногой. У меня наворачиваются слёзы радости. Левая часть тела тоже пытается слушаться. В желудке творится что-то невообразимое.

Движение — Жизнь Припадая на колени, приподнимаюсь на ватных ногах. Мать куда-то опять убегает. Отец смотрит отрешённо на сошедшего с ума сына. Лишь бы не отвлекал. Ноги подкашиваются, но я устоял. Остановился и чуть не упал. Значит надо закрепить успех. Иду по комнате на ватных ногах. Надо ходить, не останавливаясь. Внутри меня смерч и ураган. Отмеряю по комнате от окна и до порога. С глазами, с ушами всё в порядке.

Они больше не вращаются и не шевелятся, и я вижу и слышу.

Нодар Ревия

Слёзы заливают глаза, и я не пытаюсь в ликовании их сдержать… Но что это такое? Опять кто-то пытается меня подмять изнутри. Надо прибавить, может, в скорости, и энергичнее двигаться? Я не хожу, я бегаю по комнате. Меня начинает трясти и тошнить, ноги подкашиваются.

Все мои движения напоминают хождение человека, больного полиемелитом. Стиснув зубы, продолжаю сумасшедший бег. Бегу, переваливаясь с ноги на ногу к умывальнику. Да-а, а в армии по строевой подготовке лучший.

Однажды, стоя в конце шеренги, как самый низкорослый, не расслышал своей фамилии. Корреспонденту местной газеты г. Капустин Яр Астраханской области на показ командир взвода лейтенант Пичугин повторно вызвал Михайлова Серёгу.

Мы в одном взводе служили Воспоминания тёплые мне прибавили внутренних сил. Усилились во мне спиралевидные, вихревые движения одного направления. Еле слышимые и неразборчивые бранные слова с угрозами летят из внутренностей. Из меня изливается невидимое нечто вместе с содержимым в желудке. Это нечто не хочет покидать моё нутро добро-вольно. Вращаясь против хода часовой стрелки, воронкой, кто-то просится наружу.

Держать, держать её до последнего! На этот раз я не вижу даже желудочного сока, но чувствую некую массу с запахом разложения. Я опять пишу круги по комнате. Есть ещё какие-то частички во. Некто спиралью вытягивается, бьётся во рту. Продолжаю ходить, стиснув зубы. Пора выпроваживать из. Трупный запах разливается по комнате. Так, теперь ополоснуть рот, умыться. Потом буду думать, кто или что это. Отдохну, посплю, потом предамся осмыслению произошедшего. Слишком много всего навалилось. Пусть убедится, что я вменяем.

Вдумчиво, спокойно говорю отцу, что всё хорошо. Со мной всё в порядке. Как мама придёт, пусть она ни к кому не обращается за помощью. В услугах кого-либо я не нуждаюсь. А сейчас хотел бы просто поспать. Меня не беспокоить… Только было улёгся, услышал опять голос ночной гостьи.

Она увещевала, что я победил, но она хотела б немного со мной поговорить, может ли она со мной ещё чуточку побыть, а затем уйдёт навсегда. Что за этим стоит, интересно? Наверное, ничего страшного уже не произойдёт. Начиналось её повествование обо мне, о бессмертии и о том, что она ещё хотела бы немножко пожить. Я уже знаю, что для этого надо внимательно её слушать, полностью, без сомнения, довериться и внимать.

Я позволил себе переключить всё внимание на неё. Через секунду, другую меня начало трясти и лихорадить. Тело опять выходило из повиновения. Голову сдавило, словно тисками. Двигаться и думать, мыслить безостановочно. Разгадать её до конца! Скачу по избе, отвоёвывая себя у неизвестно каких сил. Есть ещё кто-то. Тоже цепляется за меня, но я её чувствую почему-то. А послать её подальше! Теперь я знаю, что движение — есть жизнь, если ей предшествует движение мысли! Пришелица частью, видимо, схоронилась во мне до.

Не всю её я смог познать, оттого осталась. Но сейчас она во мне, и пытается проникнуть в голову. Она что-то в мозгах переключает, пытается блокировать ход мыслей, но проваливается воронкой через какие-то каналы в голове в горло, затем в желудок.

Далее мне уже знакомо. Не дать выскользнуть через рот. Извести движениями и она выплеснется. Вот, кажется и всё. Ополаскиваю рот, тщательно, не спеша, умываюсь. Ясность в голове необыкновенная. Отмечаю чистый, осмысленный взгляд. Всё, как и раньше по утрам. Может, ещё что прибавилось, но внешне это не заметно.

Главное, я опять спокоен, будто и не было многочасовой схватки за себя любимого. В моё пространство, уже не касаясь его, доносится ясный, наполненный счастьем, удаляющийся влево и вверх от меня голос: Слова таяли, будто доносились уже из неведомых глубин космоса или других измерений, светлых, без-условных. Мне же досталось какая-то толика тепла, но я не понял, откуда и от кого оно. Я с недоверием отнёсся к этим словам, но мне показалось, что впервые они были искренни и наполнены невиданной глубины мудростью, осознанием Истины, и чистой Любви.

Девушка, наверное, что-то познала, постигла в одно мгновенье, и будто б было в ней жизни новое рожденье. Наверное, она обрела жизнь на материальном плане, ибо этого мне искренне хотелось в тот миг. Николай и Пространства Я не мог уже смотреть на жизнь прежними глазами. Она глубока, мудра, совершенна и бесконечна. Я стою и слушаю живое пространство.

Будто б оно стало заполненнее неслышимыми пока мелодиями и песнями… — Николай, здравствуй! Я заинтересован, заинтригован необычностью неожиданно нахлынувших чувств, вызванных простыми словами. Кто ещё незваный пожаловал? К какому явлению отнести невидимое прекрасное, ибо моё внутреннее состояние иначе, как прекрасное, назвать было невозможно. Я всё ещё смотрю вдумчиво в зеркало, рассматриваю себя, отмечаю собранность, но и новые оттенки в чувствах отмечаю.

Кажется, ничего не изменилось в обстановке дома, в настроении отца, но я остро чувствую новизну вокруг. Меня наполняет нечто, но не улетучивается, остаётся при. Я всё ещё купаюсь в тепле двух слов незнакомца, в искренности и мягкости звучания: В этих двух словах было необыкновенно много, будто с днём рожденья меня поздравлял, здоровья, вечности желал.

Этого не было произнесено. Эта мысль была в пространстве и ещё в чём-то, живом и меняющемся, прекрасном и светлом. Эти знания осели во мне, но я не акцентируюсь на этом, об-ратившись в слух и во внимание. Голос откуда-то сверху, немного правее. Мне показалось, Человек улыбнулся. Я всё ещё стою с полотенцем в руках. Голос, от которого хочется просто быть и жить, просит пожать ему руку. Я мысленно хотел сказать, что не вижу Тебя, но у меня не получилось. Не хватало какого-то потенциала в верхней части головы для мысленного общения.

Всю ночь и утро получалось, а теперь я не мог к этому прибегнуть. Кажется, невидимый собесед-ник знал, о чём я думаю. Я тяну руку вправо от. Я тяну руку выше.

Я встаю на нижнюю трубу парового отопления и максимально тяну руку вверх. Хочется просто быть в этой ясности и ни о чём не думать. Я на всякий случай говорю, что чувствую. Я изображаю пожатие, пытаясь через ладонь и пальцы рук почувствовать нечто невидимое. Немного стою в этом положении.

Посчитав, что для рукопожатия прошло достаточно времени, опускаю руку. Она не только в словах, но ещё в чём-то, что не подаётся объятию. Я иду и послушно ложусь на диван. Далее от невидимого собеседника идёт повествование обо мне, и оно, словно снежинка, проникает в меня, и, будто, растворяется, становясь частью меня, но я воспринимаю лишь малую часть.

Кажется, неким ориентиром и дорогой, которой я пройду. Путь по диву и красоте. Всё это заняло, наверное, несколько минут, откладываясь в виде невероятно тонких чувств. Извлечь и осмыслить, я понял, уйдут месяцы и годы. Во мне назревал вопрос и, преодолевая себя, ибо я чувствовал себя облаком, лёгким, воздушным, необыкновенно чистым, осмелился спросить: Я — это Ты, — произнёс Николай.

Если мне доведётся из триллионов когда-либо определить голос Николая, я не ошибусь. Дарящий, обволакивающий теплом и нежностью голос, невозможно было б спутать. И в этих словах было всё: Наверное, каждому знакома ситуация, когда находясь рядом с человеком, возвышенным, тонким в чувствах и одухотворённым, невольно сам подтягиваешься, стано-вишься светлее.

На фоне Николая я чётко видел все свои недостатки. Я пил спиртное, сквернословил. Это было в мыслях и не было произнесено. Вновь повторил, что Он — это Я. Я размышлял, пытаясь проникнуться смыслом. Он меня знал, любил бесконечно и …не осуждал, — Ты — Бог! Николай опять улыбнулся, повторив то, что я уже слышал дважды. Наверное, я бы долго пребывал в состоянии невесомости и неопределённости.

Мне надо было как-то реагироваить, что-то предпринять. Я всё ещё стою, купаюсь и нежусь… Николай, неведомо как, вернул меня прежнего: Далее Он начал говорить нечто о Пространстве. Все слова были мне знакомы. Информация и мысли исчезали опять во.

Я был бесконечно глубок и беспределен. Одновременно, во мне были две составляющие: Я — безусловный, и я — теперешний. Я сегодняшний выхватывал лишь то, что отвечало моему представлению и уровню восприятия, настроя на этот миг.

Запечатлелось, что Пространство — Живое. Имеет не смешивающиеся, по-лярные силы, но в человеке они взаимосвязаны. Далее не смог объять и запомнить. В памяти почему-то всплыла ось координат из школьной программы. По мере изложения некие силы меня будто бы переворачивали. Они касались меня, но не настойчиво, а движения я проделывал сам: Затем посмотрел прямо перед собой, вправо, влево, вверх. Хотел оглянуться, но некая сила, опередила мои намерения, словно призывая задуматься: Всё, что касалось информации о Пространстве, моих упражнений, заняло несколько минут.

Я воспринимал Николая, чувствовал некие потоки, подчиняясь им, отслеживал свои мысли. Мысли менялись с каждым движением независимо от меня! Любое движение тоже обладало инертностью, но и смыслом, мыслью — тоже… Николай был рядом, но много выше. Чувствовалось, что мне предстоит что-то важное. Растерян, не в смысле потерян, а в невозможности объять явленное мне за какие-то часы. Я отдавал отчёт, что все мои манипуляции наблюдает отец. Вот кто, опасаясь за моё психическое здоровье, был точно потерян.

Неустроенная жизнь, неопределённость и неуверенность в завтрашнем дне, бесперспективное будущее трёх сыновей. Теперь ещё, как он думает, непонятно откуда свалившееся умопомрачение старшего сына.

И всё это на старости лет на плечи родителям. Максимально приближенные к себе отец и мать, дали б мне и братьям неизмеримо больше, чем бесконечные беспокойства о.

Забота не прибавляла, отнимала в пустую силы и душевное тепло. Родители не знали, как обрести своё счастье, не могли, соответственно, передать его. Прибавил я им хлопот своим неуёмным желанием познать, постичь, соприкоснуться, увидеть. Мне хотелось в сию секунду сделать всех счастливыми, ибо я это только что испытал, и ещё находился в состоянии полёта, неосмысленного и неподтверждённого делами.

Хотелось действий, а каких, не. Меня переполняло, и я в состоянии эйфории любил весь белый свет. Пожилой, в морщинах, не видевший в жизни счастья. Где-то мама в волнении за меня ищет пути спасения сына. Источником всех их сегодняшних переживаний был. И я в этот миг думал не о них, а о том, кому бы рассказать, с кем поделиться, что могу узнать любые секреты людей, могу исцелять, могу… В мыслях я уже взахлёб рассказывал Сашуку о мирах, о том, что нет смерти, что проблемы со слухом, зрением, обездвиженности лежат в других плоскостях.

Все болезни от отсутствия Любви в людях, искренних отношений, недомыслия.

Священный Грааль или Чаша Любви?

Все наши желания, мотивы, эмоции, мысли, чувства слышимы и видимы. Более того, с ними можно разговаривать, но, не ведая, можно ими управляться… Противоположность Николая Наверное, мой внутренний монолог продолжался долго.

Я забыл про Николая. Мысль, необъятая, всегда выкидывает пути реализации последовательно-буквальные. Я уже наводил в представлениях порядок в доме, во дворе. Безудержный бег фантазии остановил голос Николая. По звучанию он был прежним, но появились другие нотки: Что-то в нём поменялось кардинально.

Я уже не чувствовал в себе радости, безмерного счастья. Мне надлежало поднять и опустить ру-ки. Подойти затем к отцу, проделать эти упражнения с.

Отец ещё несовсем отошёл от утренних событий, был мягок и послушен, но потом он воспротивился. Далее мне следовало проститься с ним и с мамой.

Она сейчас придёт, поскольку Николай направит её домой. Извиниться перед родителями, мысленно — перед братьями, односельчанами, всеми, кому я когда-либо причинил боль, потому что я сейчас умру. Тело начинало подрагивать, словно в сильном ознобе. Меня предупредили, что конвульсии тела будут сопровождаться сильными болями. Мне лучше лечь на диван, максимально собраться. Если я мужчина, то надо уйти из жизни достойно, не привлекая внимания: Всё это займёт лишь несколько минут.

Я сделал всё, как велел невидимый голос. Простился с отцом, попросил прощения искренне у него, в мыслях — у всех, и лёг на диван. Для чего я всё это перенёс, если, в ко-нечном итоге, мне надлежало всё равно умереть?

А собственно, почему я умру, зная, что прибавляет силы жизни? Был наслышан об этом, начитан, а реальные подтверждения получил с вечера. Вот только с людьми из невидимых миров немногие могут общаться, видеть. Тот ли это Николай? Там они все могут говорить разными голосами. Я об этом читал ранее. А, дак, ты совсем опал и обессилел? Опять какая-то непознанная тварь! Не Николай ты вовсе, а некто из противоположного про-странства!

Пока меня ещё трясёт, но я в силах ещё ходить, мигом тебя выкину из своих пределов. Движимый уже больше опытом, чем собранным мышлением, встал и быстрее обулся. Завязать шнурки я не смог. В этот раз почему-то дрожь охватывала сверху. Ноги слушаются ещё, а в голове пустота, сравнимая и известная многим по школе. Решаешь задачу, а она не даётся. Бьёшься час, другой и в итоге находит узкомыслие или отупение. Я, легко одетый, выскакиваю во двор. Всю максимальную длину свободного пространства использую для бега.

Наверное, не достаёт скорости. Выбегаю на улицу, несусь от дома до конца улицы и обратно. Несколько попыток и тело снова принадлежит. Новые вопросы Жизни Под утро выпал первый снег, и сейчас уже расстилался белым пушистым ковром, толстым слоем укрыв землю. Лес, с редкими листочками на дубах, вчера средь тёмных тонов неприметный, сегодня выделялся резким контрастом.

Серость заборов среди абсолютной белизны казалась неуместной, ненужной. Редкий с порывами ветер трепал торчащие одиноко стебельки трав, приминал их слегка, стряхивал снег. Мокрый снег налипал к подошвам, отваливаясь, переворачивался, обнажая землю. Я бежал по улице. Необыкновенная ясность мысли, чувств, ощущений заполняли. Я обязательно поделюсь с людьми открывающимися знаниями! Мне радостно и больно одновременно.

Радостно оттого, что не ушёл, остался. Я в себе, в теле. Для меня эта мысль после случившегося уже аксиома, но требующая осмысления: Но почему это за гранью восприятия большинством людей? Как будут воспринимать информацию люди, если я заговорю на эту тему? Где-то внутри кольнуло неприятным холодком. На подобные темы существует множество различной информации, мнений, как учёных, так и людей, не обременённых наукой. Тем не менее, есть интерес к этой теме людей разных вероисповеданий, социальных слоёв.

В пределах посёлка, в котором я живу, разные убеждения на этот счёт. Есть невежественные люди, которым должны, неважно кто, убедительные доказательства преподнести на блюдечке. Есть люди поиска, не инертные, живые, с мыслью в голове. Если я решусь с кем-то по-делиться сокровенным, то с целью обелиться, оправдаться, или изложить в понятной форме осмысленную информацию?

Насколько объективным смогу быть я? Насколько заинтересованы окружающие люди услышать, объять? Нужно ли им это вообще? Судя по интересам тех, кого знаю достаточно хорошо, есть в людях желание слушать и слышать подтверждения только своей правды и своих представлений о смысле жизни, но не более. Значит, вряд ли меня сейчас кто воспримет.

Скорее с лёгкостью поверят, что сошёл с ума. Есть свидетели, которые это подтвердят. Крёстная, может быть, будет осторожна в оценке, поделится увиденным с родными и не более, но вот фельдшерица?

Сюда стекаются и болезни, и правда с домыслами и смакованием всех событий с последующими выводами и оценками. Естественно, уровень восприятия у каждого свой, отвечающий их внутренней культуре и широте мышления. Человек с высокой колокольней не спешит довериться услышанному. Таковых в посёлке — кот наплакал. Придётся смириться на время с домыслами, с додумыванием события, свидетелями которого явились мои родители, крёстная Мария Александрова, и фельдшерица Галина Евсеева.

Безусловно, сегодня я буду в центре обсуждения. Конечно, неприятно будет видеть испытующие взгляды, оценивающие степень умопомрачения.

Arie d'Opera: E che? Io son Medea! (Medea)

И всё же я ликую! Как хороша Жизнь, полна! Разумна Она и рациональна. Хранит свои тайны так глубоко, что они доступны каждому и на виду. Умеет Жизнь защищаться от невежества: Целеустремлённому и светлому всё явлено, открыто. Надо же, жизнь без старости и болезней! Видимы и чувствуемы мысли каждого! Значит, преступности не. Доброжелательность, открытость, искренность заполнят.

Почему это было раньше невозможно? Для этого вовсе необязательно проникновения в другие миры. Что является помехой на пути к счастью? Отсутствие культуры в людях! Но кто в этом виноват? Государство с демократическими устоями вседозволенности, разрешённой спекуляцией и безнравственностью, или же каждый в отдельности?

Существует внутренняя политика по формированию человека определённого типа. Этим занимаются воспитательные и образовательные учреждения. Почему не заявить, что это — Человек Куль-турный, здраво мыслящий, живущий счастливо в Культурном государстве? Почему не призвать все научные, социальные учреждения на решение этого вопроса вначале теоретически, а затем в жизни формировать понятную, желаемую всеми внутреннюю и внешнюю политику?

Россия — Культурное, высоконравственное государство, которое переросло все демократические принципы и предубеждения! Торгово-рыночные отношения быстрее забыть, как страшный сон. Переориентировать все средства СМИ на освещение, трансляцию идей, мыслей, проектов нравственной направленности. Разрешить науке озадачиться ис-следованиями приемлемого образа жизни, наполненного смыслом и содержанием. Каким он должен быть? Взрослых, пожилых побаива-лись, уважали. В людях телевидение и пресса воспитывали честность, бескорыстность, человечность, нравственность, — то, что относится к внутренней культуре.

Всё поставлено на приобретение любыми путями славы и известности, достижение карьерного роста, извлечение прибыли путём подавления и запугивания конкурентов. Внешние признаки счастья заменили былую истинную радость внутреннего удовлетворения от осознания, что ты: Средства массовой информации, призванием которых должно бы быть не только вопли о произволе, но прежде — воспитание Культурного потенциала в людях, чем они занимаются, тип какого человека формируют?

Удовлетворяют ли спрос людей культурных, нравственных? Или потакают низменному в человеке, создавая общую картину о стране, в которой живут люди безвольные с низким культурным уровнем, стремящиеся лишь к удовлетворению потребностей тела? А насколько восприимчив отдельно взятый человек к воспитанию культуры в себе? Ведь в этом случае все требования придётся предъявлять только себе! Может, государство не причём? Всё доступно, всё.

Может, личная заинтересованность формирует социальный спрос на продукцию, творимую СМИ? Неясно, к чему стре-мимся. Про Культуру и нравственность не упоминают вообще или путают с искусством. Похоже, это безволие и недальновидность властей, если не намеренно. Значит, государством управляют люди слабые и невежественные, не ведающие, что творят, в первом варианте; и продажные — во втором, предавшие Культуру и национальные интересы России. Как можно потребности тела поставить на первое место, забыв про внутреннюю культуру?

Как она может в современных реалиях проявить себя? Почему ей поставили препоны в виде наличия денег? Без них сегодня закрыты для человека все двери, пусть этот человек семи пядей во лбу, необыкновенно одарённый, мыслящий на ве-ка?.

Сейчас я сужу с позиции себя вчерашнего. Что прибавляют мне знания, сегодня явленные и воспринятые? Как мне быть, вести себя? Делать вид, что ничего не произошло, не получится. Оправдываться, доказывать что-либо я не буду!

Я буду в нём хозяином. Будут, конечно, сложности на первых порах при общении с родными и окружающими меня людьми. Слышать, анализировать мир невидимый и не подавать виду другим. Приобрету я от этого или потеряю? Сейчас надо сосредоточиться, быть собранным. Бегать бесконечно я не смогу. Это сегодня мне стоило и жизни, и тела Что ты шепчешь о бессмертии и молодости? Это я теперь и без тебя ведаю. Не до тебя теперь… Что? Я уйду в вечный покой и никогда не воплощусь вновь?

Буду жить столько, сколько захочу! Я — на материальном плане и сильнее. Не смог ты меня увести, не смог. Я — жизнь, я сильнее смерти! Я двигаюсь, я мыслю… Возможно, сейчас кто-то видит в окно, как я бегаю от дома до начала улицы и обратно. Я уже не бежал, я шёл с гордо поднятой головой, считая, что худшее уже позади и не подозревая, что Мир ширился, но открывал пока лишь свои малые горизонты. В теле, которое является самым совер-шенным домом, проявляется Я настоящее человека. Отчего люди ими управляются, но их не слышат и не видят?

Хорошо это или плохо? Какие две силы сегодня боролись во мне за меня и против? Но я фанат, понимаете? Это ровно та ситуация, когда "анализирующий разум" может "согласиться". Идея в том, насколько я могу сейчас вразумительно это объяснить - в иной, тысазать, парадигме. То есть, при всем при этом здесь с БЧ я реализую вот ту часть, которая обычно скрывается при "высоколобом" восприятии - то есть мне хочется ходить на голове, визжать, свистеть, топать ногами и.

Именно это я и в большом количестве проделывал на том историческом концерте Чичи в БЗК три года назад или когда он там. Была целая история, как я добыл туда пропуск, хотя я обычно всегда покупаю билеты - но тут я подмаслил кое-кого обаянием: Пропуск был на два лица, и мы пошли с моим крестником, который, вполне певец и тоже фанат БЧ - влезли куда-то на блатное место - в уголке перед выступом балкончика в амфитеатре, на головах наших там кто-то еще сидел и тоже бесновался, хотя на официальную клаку, мы, разумеется, не подписывались.

Кстати, avchep - если не ошибаюсь, Вам было знакомо вот это, например, наше давнишнее развлекалово http: Мой крестник - это который там для приколу поименован "тенор-альтино" это я ему ибо такое неправильное название придумал для пиару на афише, ибо он в этом концерте был как Добродетель при Геркулесе, так и Ринальдо с Созармом. Одна из выступавших тогда солисток ныне стала важнейшим лицом в администрации ММДМ. Эх, впору уж мемуары писать Ну так вот, касательно "иной парадигмы".

Одна из них может заключаться в "высоколобости" не дыши, не пукай, не кашляй, не хлопай между частями и "постигай типа-возвышенное", и не задумывайся о самообманеа другое - вот в этой "незамутненной" чистоте-красоте музыки, с эротически-двигательным элементом, и в воплощении именно "незамутненной" "духовными" переживаниями абсолютной просто-красоты.

Об этом как-то очень просто и ярко сказал автор не очень давно вышедшей книжки "Кастраты в опере" - я имею ввиду русский перевод - ну, Вам-то, avchep, эта книжка, безусловно, знакома.

Этот "второй элемент" для меня очень важен, и в определенном смысле он проявляется в моем фанатстве БЧ. Конечно, тут есть грань - я бы четко отделял ее от Ванессы Мэй или 3-х футбольно-стадионных дедушек обнаглевших тогда неимоверно, IMHO, в смысле халтуры: То есть иными словами - ну да, в определенном смысле хотя не без оговорокскажем, в том фильме Ченерентола с Хьюстонской оперой -ну Но и это включается в "парадигму" - по большому счету, у меня именно такое отношение к операм моего любимого Россини ОК, сейчас оставим моцартовы оперы немножко в стороне.

Мамаша примы выходит прямо на сцену, чтобы поправить ей макияж. Когда поет "соперник" героя, этот герой, не уходя со сцены, разговаривает с публикой об итогах последних скачек и. Любителям "глубокого драматизма" - не. В общем-то, Россиниеву Ченерентолу я так и воспринимаю - как прима выпоет все безумные фиоритуры в заключительных арии или арии выхода на бал, как принц въедет в высокое "до" в своей арии с браслетом, насколько "фундаментально-божественно" даст свое глобальное Deus ex машина Алидоро, когда Анджелине будет объяснять, что он вовсе и не конь в пальто, как она думала изначально.

Вместо эфемерно-забитого существа, действительно, предстает эдакая бой-баба, от которой иногда впечатление, что она в один прекрасный день грохнет своей шваброй всех сестричек и папашу ее характерный жест на текст "как же вы все меня достали"а так она их терпит исключительно по своей добродетели, а потом преображается в "истинную королевой".

Очень хорошо написал тот критик-видеорежиссер в буклетике к DVD. Именно здесь та самая "незамутненность". И в этом всем в выражениях лица все равно есть некая Enigma. Кстати, в этой постановке Принц - этот классный испанский дядька Рауль Гименес, или как его там - очень подходит к Золушке БЧ - по лицам: Вообще - я понимаю, что может быть абсолютно противоположное мнение - но мне он жутко понравился.

Эдакий дядя за полтинник если не за шестидесятникгрим еле скрывает морщины и визуально диагностируем легкий артрит на пальцах, а голос как у мальчишки. Ну как же он "въезжает" в верха в той арии-то, которая с браслетом???? Ну любой почти наш же типа-тенор надуется как бегемот и эта подготовка-разбег что будет брать высокие ноты слышна за версту, а потом идет вот этот кошмарный фальцет с несмыканием, от которого мурашки на коже и рвотные позывы А этот Рауль с легкостью, совершенно не напрягаясь, поднимается нормальным голосом, как бы между прочим Или там в "концерте в синем платье" с Иль Джардино Армонико Я эти фильмы называю так: Live in Italy - в красном платье, а с Джардинами - в синем платье.

Станиславский - но все же "по-оперному", не по-станиславски в буквальном смысле - именно в это "другого порядка" выражение, в сказочно-детскую драму в Gelido in ogni vena соотв. Конечно, я достаточно хорошо понимаю "противоположный" a propos, более "привычный" для неистово-эстетствующих кашлефобов взгляд, изложенный очень резко, например, вот в этой писульке Веселаги http: Хотя при попытке понять это мнение меня несколько удивляет априорно декларируемое знание того, что такое "настоящее бель канто" или истинный "драматизм" в Глюке.

Впрочем, тексты Веселаго я не могу воспринимать сколь-либо серьезно после вот этого уже ставшего в муз-рунете хрестоматийным бреда http: Попутно и заодно - boris, как славно, что ты сохраняешь mmv. Откуда взялась эта традиция вообще? А интенсивное хлопанье между частями обозначает ровно то, что эту часть надо просто повторить еще.

Эта традиция, если не ошибаюсь, дошла чуть ли не до х годов, когда публика еще интересовалась премьерами современников, а не оценивала тонкости спортивного пианизма на стандартном наборе элементов, как в художественной гимнастике. Ну да ладно, я очень надеюсь, что в целом я был понятен насчет "другого взгляда" дополняющего "обычный". Касательно Stabat Mater Перголези - мне тоже меньше нравится, хотя тут есть один нюанс - лично я, уж не бейте, этот опус замечательный, конечно не воспринимаю как "духовную музыку" ну, разве только номинально Это кто там сказал Лосев, что ли, в каком-то из своих юношеских художественных рассказов, что, дескать, сейчас мы арии Гайдна воспринимаем как вполне добротную адекватную религиозную музыку, в то время как в его время это было верхом эротизма Ну у меня вот это отношение не прошло в генезисе: Напоследок - вот Забавное интервью БЧ http: Там привлечен вездесущий Ростропович, что добавляет своего аромату в текст.

Спасибо за всю доп. Вот тут то, видимо, собака и зарыта. Вчера по позднему времени не успел все дописать. Мне кажется, что проблема Бартоли в том, что она повисла меж двух малосовместимых миров - она не вовремя родилась. По ее репертуару итальянское барокко, Гендель, Гайдн, Моцарт, и один Россини из бельканто она попала в эпоху доминирования аутентизма и вынуждена участвовать в HIP-реализациях опер, где главное - точная сбалансированность ансамблей, где голоса и инструменты сочетаются в гармоничное целое, где нет места ничему чрезмерному, слишком яркому.

Это - такой стиль и он прекрасен. Бартоли из него, естественно, вываливается с треском. Но вот беда - у нее узкий репертуар и весьма спорный по качеству голос, да еще и меццо. В этом репертуаре ей пришлось бы примерится к великим предшественницам с неоднозначными последствиями. Выдающийся режиссер нашел бы ей место, и мы бы наверняка получили бы нечто особенное, но вероятность такого события в наши дни невелика.

Интереснейшая певица, по-моему, осталась толком не реализована. Боюсь, что про нее забудут через лет двадцать. Я пишу это без радости и злорадства. Слушал ее тоже с огромным удовольствием. У меня есть, наверное, все ее сборники до Глюка и Сальери включительно, куча опер и. Но что такое камерная певица? На мой взгляд, камерная певица - это исполнительница Lieder, романсов, иными словами, художественной песни.

У Бартоли есть это, но немного, и записи те относятся к раннему периода ее карьеры. Так что не уверен. Бартоли сейчас - патентованная высокоэффективная скоростная фиоритурная машина огромной мощности. Использование не по назначению нежелательно. Подумав немного, я решил, что уже было нечто подобное. Аналогия отдаленная, но все. Тоже специалистка по сверхэффектным колоратурам.

Сверхраскрученная звезда, до того, что сама на этом помешалась. Модные альбомы, где Беттл соревнуется в колоратурах с Марсалисом, Пирлманом, Рампалем. И так же не очень убедительно в полных операх. А сейчас Беттл уже полузабыта. Сравнение с Беттл помогло мне завершить этот постинг. Низкий поклон Чечилии Бартоли, что в Баха не полезла. Думала вот просто дословно то же.

Конечно, ее не забудут. Помимо моих эмоций и мыслей, которые на этом форуме уже давно никого не интересуют: Это было не просто круто. Это было дико круто. И то, что ее забудут лет через 20 -- просто чушь. Вот так вот, бескомпромиссно итд. Хотя спорить тут бессмысленно -- поживем увидим, разумеется. Я этого никогда не забуду. Варя, ну что за ерунду ты городишь, а? Уважаемыйшие оппоненты бухтеть будут бесконечно - повод всегда найдется, и ничто никогда их не устроит, всегда будут спрашивать "КТО А вдруг случайно этим угодишь, так другие найдутся.

А многие твои читатели молчат всего лишь потому, что считают себя "неквалифицированными" в "суждениях о музыке" Очевидно, это "для всех" подразумевает Ни на секунду в этом не сомневался, хотя попасть на концерт не удалось: Я тоже так думаю, хотя, конечно, время рассудит. Кароче, если будешь делать Ъ по этому поводу - обязательно познакомь: Знаете, flo, я только счастлив буду, если это. Гроша ломаного не дам за то, что я написал. Бартоли - выдающаяся певица, и я просто пытался разобраться, почему ожидания мои не всегда оправдывались.

Если я правильно понял по всяким анонсам, Бартоли выехала из своего обычного репертуара. Там даже Берлиоз назывался. Сегодня не было от Вас рецензий в Коммерсанте.

Не знаю как начать А то тут меня уличают в недостатке культуры, поэтому я сейчас стараюсь подобрать слова, чтобы мое общение с тобой здесь было "культурным", "доброжелательным", "не-хамским" Я не смею советовать и предлагать тысазать композицию твоего предполагаемого Ъ по поводу концерта Чечилии, но, быть может, интересно было, при подходящих условиях бы вот эту самую парадигму-дихотомию-дискурс совершенно явно выразить для композиционной цельности повествования. Прямо в Ъ - ну, с тем смыслом, что, мол, была знакома с Бартоли по дискам и считала Не знаю как начать, Как кончить, впрочем, знаю: