Знакомства мучить животных add topic

Гостевая книга - портал "Заметки по еврейской истории"

Cute Images, Dog Quotes, Crazy Cats, Your Pet, Adorable Animals, Cats And Kittens, Cute Animals, Cats, Silly Cats. Made with fresh cabbage, cucumbers, ham. стерлитамак секс знакомства topic index знакомства г воронеж знакомства мучить животных yabb детские ноябрьск городские знакомства add topic. казывают, что справедливое обхождение отвечает. базовым потребностям животных, которые в этих. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ.

Тайк обвила крошечное создание лапой и прижала поближе, чтобы окружить любовью и защитой. Следующая сцена - с ягнятами - выявила проблему. Тайк не выносила незнакомые запахи, и хотя ягнят тщательно вымыли, что-то по-прежнему было не. Кроме того, они все время блеяли, требуя маму, с которой их только что разлучили. Маргарет вспомнила о любви Тайк к парфюмерии, и Джорджз немного побрызгал одеколоном на шерсть ягнят.

Это помогло, и оператор остался доволен. В последней сцене Тайк толкала детский паровозик, в котором сидела семилетняя дочь продюсера. Пара дублей на солнцепеке, и дело было сделано. И хотя львица наслаждалось съемочными процессами, нюхая прекрасные цветочки и ожидая решения технических вопросов, она была сама не своя и источала заметно меньше энтузиазма, чем обычно.

Зрители завалили почтовый ящик телепрограммы письмами, сделав этот эпизод одним из самых популярных в истории шоу. К сожалению, проведя три утомительные недели в Голливуде в связи с участием в программе, Тайк заплатила огромную цену.

Вину возложили на внезапное повышение температуры воздуха. Лапы и нос Тайк сделались неестественно горячими, потекли сопли. В день трансляции Тайк должна была появиться и в студии. Температура зашкаливала, софиты усугубляли. Когда пришло время идти на сцену, Тайк хотелось только отдыхать, но, будучи хорошим напарником, она заняла место между хозяевами на диване. Взяв Библию, Арт Бейкер прочитал: Какое-то время казалось, что Тайк окрепла, но из носа по-прежнему текло, и львица теряла килограммы.

Было странно наблюдать, как она подходила к Маргарет, словно маленький ребенок и просила очистить ноздри от соплей. Тайк знала, что у хозяйки под рукой всегда есть гигиеническая салфетка. Однажды в июле, после дня, полного игр, Тайк неохотно покинула телевизор и камин которые обожала и ушла спать в На следующее утро она тряслась от боли. Она не могла встать или вылезти из кровати. До того, как пришли ветеринары, Тайк с большим усилием добрела до лужайки к своей любимой благодетельнице - Маргарет.

Она инстинктивно хотели провести последние драгоценные минуты своей жизни с хозяйкой. Там, на лужайке, она и умерла, когда врачи подъезжали к дому. Официальной причиной смерти стало воспаление легких. И хотя жизнь Тайк пришла к концу, уроки, извлеченные человечеством, важны до сих пор. Один из важнейших заключается в том, что любовь побеждает страх и дикость.

Тайк ощущала любовь с первых минут своего опасного рождения. Тысячи людей видели фото, на котором она лежит рядом с ягненком, Бекки, вдохновляя всех на создание нового мира, в котором два совершенно разных создания могут наслаждаться жизнью вместе! Один прославленный адвокат повесил увеличенную копию этого снимка на стену в своем кабинете и указывал на нее каждой паре, которая приходила к нему, желая развестись. Кошачьи - самые явные плотоядные.

Если они не получают мясо, они слепнут, а также страдают от дилатационной кардиомиопатии - дегенеративного заболевания, которое делает мышцы сердца дряблыми и ограничивает их способность прокачивать кровь. Это потому что диета не содержит достаточного количества аминокислоты под названием таурин. В е о таурине знали. Только в году исследования, проведенные в Университете Калифорнии в Дэвисе, доказали, что таурин - это жизненно важное питательное вещество для кошачьих и его недостаток приводит к разрушению сетчатки.

Более позднее изучение вопроса выявило, что недостаточный уровень таурина также способствует развитию кардиомиопатии. Кошек с этой болезнью, если она еще не прогрессировала слишком сильно, кормят таурином в чистом виде, что оборачивается почти чудесным выздоровлением. Раньше кошки жили всего несколько дней после появления первых симптомов дефицита.

Таурин не найти в продуктах растительного происхождения. В крошечных дозах он присутствует в молоке и яйцах. Тайк могла бы получать достаточно таурина из молока, если бы выпивала в сутки литров молока, или из яиц, съедая штук в день. Так откуда же тогда львица брала эту аминокислоту?

Годы спустя я вдохновился примером Тайк и, вооружившись научным арсеналом, разработал добавку для плотоядных, которая позволила им стать здоровыми вегетарианцами.

Это загадка для общественности, большой вопрос для зоологов и вдохновение для идеалистов. Тайк была не одинока. На фотографии, сделанной в Аллахабаде в Индии в году, мы можем видеть еще одну великолепную львицу-вегетарианку.

В "Автобиографии йога" Парамаханса Йогананда вспоминает: Рядом с ним развалилась ручная львица. Повинуясь духовным чарам монаха, животное джунглей отказывалось от мяса в пользу риса и молока. Мудрей приучил рыжехвостого зверя произносить священный звук "ОМ" в глубоком, притягательном рыке - кошка-богомолка! Кажущиеся магическими научные прорывы делают возможным кормить наших питомцев, не убивая их сородичей и забыв про продукты животного происхождения.

Выпалывая сорняки из лужайки на заднем дворе, тринадцатилетний я слушал игру "Доджерс" по радио в компании любимого коккер-спаниеля Принцессы. Рядом с высокой изгородью из красного дерева, отделявшей нас от оживленной трассы, на жаре в клетке томились белые кролики. Я бы хотел, чтобы этой картины в моей голове не. Сейчас, правда, я думаю, возможно, она стала главной причиной того, что я начал сеять семена сострадания, которые позволили мне познать самого.

Когда я сделал это, тесак ударил два раза, один из которых - по моему сознанию. Следующего кролика я убить уже не смог. Ужиная, я отказался от мяса и съел двойную порцию картошки и кукурузы. Прежде чем я открыл для себя вегетарианство, прошли годы, но крольчатину я не ел с того самого дня. Помните ребенка в рассказе Ганса Христиана Андерсона "Новое платье короля", который увидел одураченного мужика в чем мать родила, и заорал: Параллель с нашей системой питания напрашивается сама.

Один счастливый ребенок хохочет от ликования, насаживая на вилку редиску; другой плачет на кроличьей бойне. Привыкание начинается с детских лет. Подкрепленное миллиардами окропленных кровью долларов влияние семьи и школы вдалбливает в голову ребенку, что курица с нутом - это правильно, а животные "для еды" не имеют прав, которыми наделены их одомашненные и дикие сородичи.

Клуб 4-H, в котором состоит 5 миллионов молодых людей, хорошо знает об ощущениях, которые испытываешь, когда любимых животных ведут на бойню. Вместо того чтобы признать очевидное - что эти создания имеют право на жизнь - взрослые учат детей душить драгоценные чувства, пробуждающиеся в их юных сердцах. Отец Уайт, глава епархии епископа Дюбьюка, штат Айова, настаивает: Но экстремисты вроде PETA и других "правовиков" достали меня окончательно. А пока пусть продолжают отрывать головы капустам и выедать сердца сельдереев.

Лишь в определенном контексте это может означать не есть животных". Отрекаясь от ребенка внутри себя, отец Уайт не видит разницы между отрезанием головки салата-латука в саду и обезглавливанием ягненка на бойне. Он одобряет убийство животных, говоря, что "они не могут любить окружающих так, как могут люди". Вероятно, он не видел похоронных обрядов шимпанзе или преданных собак, годами воющих на могилах бывших хозяев. Разве животное и растение сопоставимы во всех аспектах? Неужели ягненок не отличается от фасоли?

Моя теща отправила статью в газету, издаваемую ее приходом - "Наш воскресный посетитель". Заметка называлась "Сколько помидоров отдают свои жизни ради салата?

В тексте были такие слова: Быть может, невежество позволяет нам выедать сердцевину помидора и клетки кукурузы, зная, что мы лишаем эти растения источника жизни? Кто в иерархии бытия, по нашему, оправдывает убийство людьми овощей ради того, чтобы люди жили? Я верю в мироустройство, позволяющие человеку есть низшие формы жизни - животных и растения Я верю одновременно в слова из Книги Бытия и в наши основания питаться плодами земли и животного царства.

Я не считаю, что животные, которых мы едим, равны. Я не считаю, что у них есть равные с нами права Только мы, люди, имеем потенциал любить друг друга так, как животные любить не в состоянии".

Мой опыт подсказывает, что животные любят независимо от "человеческих игр". Как сказал Фернан Мери, "если принять во внимание такие кошачьи качества, как чистоплотность, осмотрительность, привязанность, терпеливость, чувство собственного достоинства и храбрость, скажите мне, многие ли из нас могут сравниться с кошками? Смерть жертвенных животных, которых убивают, как утверждается, настолько гуманно, насколько возможно, из года в год в Сан-Франциско, расстраивает некоторых людей, несмотря на то, что большинство из них после церемонии оказываются на тарелках разделанными.

В поддержку предложенного запрета власти графства заявили: В нашей местной газете "Отчеты Шерифа" прошло сообщение о соседских курах, которых стреляли из духового оружия.

Одну из кур охарактеризовали как "убитую". Тем временем гиганты мясной промышленности убивают кур миллиардами, потому что в мире разворачивается полномасштабная война: И это ни в коем случае не называется убийством. Для происходящего есть более мягкий термин - "производство". Система питания, уважающая высокие и сложные формы жизни, неизбежно подразумевает под собой вегетарианство. Правосудие в этом отношении выступает довольно жестко: Но с чего вдруг при этом оправдывается убийство форм жизни, наиболее близких нашей?

Ведь мы так часто вменяем животным в вину наши черты и слабости. Взглянуть на карикатуры, которые столетиями показывают детям. Мультфильмы потеснили книжки с картинками, но смысл остался прежний. Куры, коровы, утки и свиньи наряду с множеством других животных наделяются человеческими качествами, вплоть до того, что носят людские наряды.

В этой иерархии животные явно стоят над растительным миром. Какой зверь хочет, чтобы его съели? При появлении угрозы они начинают носиться, подпрыгивать, улетают, уплывают и всячески вырываются. Растения же терпеливо ждут, соблазняя нас своей яркой окраской и восхитительно пахнущей мякотью. Возможно, нам самим не нужны доказательства, но когда дело доходит до семьи, друзей и ветеринаров, спрашивающих, зачем нам все это, порой бывает нелишне сказать пару слов о том, почему же мы хотим, чтобы наши питомцы были вегетарианцами.

Э Т И К А Животные чувствуют, осознают, ощущают боль, испытывают надежду, создают семьи, растят детенышей и общаются. Законы защищают их от посягательств, если речь не идет о сельскохозяйственных и лабораторных животных, которые наделены теми же внутренними качествами, что и их сородичи в заповедниках и наших домах. Не слишком ли эгоистично с нашей стороны полагать, что они существуют исключительно для наших нужд и развлечений?

Не является ли спесишизм формой расизма? Некоторые позволяют религиям говорить за них, определяя систему ценностей, согласно которой животные предназначены для удовлетворения потребностей человека. Но есть и другие религии, проповедующие единство всего живого и одинаковое уважение ко всем обитателям планеты. Человек против Животного", в котором фигурируют семьи с детьми, улыбающиеся в ресторане при выборе собак и кошек, сидящих в клетках, себе на ужин.

Только в одном этом конкретном китайском заведении ежедневно в кулинарных целях умерщвляют кошек. Цель - усладить вкус посетителей. Для сотрудников и клиентов все это так же привычно, как обдирание листов с капусты. Конгресс принял Акт о благополучии животных в году, дабы придать гуманному и бережному отношению к братьям меньшим законную и обязательную силу. При этом Министерство сельского хозяйства, лоббировавшее Акт, не желает признавать крыс, мышей и птиц животными, тем самым отказывая им в правах, предусмотренных составителями документа.

Кто же они, если не животные? Вероятно, за ними могут последовать коровы и куры. Не создаст ли это дилемму для тех, кто использует животных в различных целях и употребляет в пищу? В конце концов, как мы знаем, на другом конце света представления об отношениях между человеком и животными совсем иные. Статья в "Нью-Йорк Таймс" вырисовывает обнадеживающую картину развития правового статуса животных в Соединенных Штатах.

Наиболее ярые противники закона о правах животных - группы владельцев скотоводческих хозяйств и представители фармацевтических компаний, защищающие вивисекцию. Северо-западная школа права при Колледже Льюса и Кларка в Портленде, штат Орегон, с года издавала научный журнал "Закон о животных", в котором публиковала трактаты ученых мужей, в том числе Стивена М.

Уайза, бостонского юриста, требующего для человекообразных животных вроде шимпанзе одинаковых прав с людьми. Уайз утверждает, что работа в этом направлении еще только начинается, и животных ждут перемены. Это лишь одна из долгосрочных стратегий, опирающихся на то, что животные - это не просто наши игрушки.

По мере того, как бойкие законники исследуют права животных, их сознание совершает неумолимые скачки. Примером тому мисс Тишлер из Фонда юридической защиты животных, которая говорит: Он занимался общей практикой в Англии, а впоследствии в Министерстве сельского хозяйства США, пока не занял место на факультете Колледжа медицины в Университете Цинциннати, штат Огайо.

Работа свела его с животными, которых использовали в сельском хозяйстве, экспериментах, с лошадьми, вовлеченными в разного рода конные виды спорта, и домашними питомцами. Не отвергая преимуществ западной медицины в том, что касается оказания первой помощи и экстренных ситуаций, Дэвид научился полагаться в основном на такие подходы к ветеринарии, как акупунктура, правильное питание, лечение травами, гомеопатия и хиропрактика.

Он - соучредитель и бывший президент Международного общества акупунктурной ветеринарии. Вот что он пишет: Даже многие ветеринары-холисты по-прежнему скептически относятся к утверждению о том, что для обеспечения всех биологических норм и "плотоядного поведения" кошек не требуется кормить мясом.

Один именитый ветеринар даже назвал это нарушением кошачьих прав. Информации о пищевых потребностях кошек сегодня более чем достаточно. Я не вижу в их кормлении продуктами растительного происхождения ничего, что нарушало бы их права, если эта пища отвечает требованиям организма. Как известно, очень сложно подвести литой философский фундамент под отстаивание прав животных, но превращение котов в вегетарианцев - это не большее нарушение их прав, чем: Трудно представить, как кот может иметь право на поедание животных вроде тех, что перечислены выше, принимая во внимание тот факт, что они никогда не смогли бы составить часть его рациона в природе.

Интимные знакомства в чернигове

Более того, поскольку нормальной практикой является отправлять на кошачьи корма пищу, не пригодную для употребления человеком, кормление питомцев этими кормами представляет для них прямую угрозу и куда большее нарушение их прав.

Люди, кормящие котов вегетарианской пищей, это еще и очень хорошая мишень для тех, кто считает, что такие хозяева "играют в Бога" - в том смысле, что они нарушают эволюционный путь котов, которые всегда были плотоядными, и заигрывают с "естественным ходом жизни", совсем как те, кто вовлечен в процессы трансгенной инженерии. Однако на планете не осталось уже ничего естественного, потому что ничто более не происходит независимо от человека.

Кроме того, кошки, как и мы, имеют эволюционные размеры, пусть и не такие, как у. Культурная эволюция проявляется, когда дело доходит до более быстрого биологического развития. Нам дана возможность можно даже сказать, что на нас лежит ответственность решать, какими существами мы хотим быть или стать. И когда мы решаем "эксплуатировать" кошек в качестве домашних животных, мы берем на себя ответственность за наше с ними обращение.

Как мы уже убедились, кошки довольно адаптивны. Они умеют подстраиваться под людей во многих отношениях. Поэтому вместо "разыгрывания роли Бога" я вижу людей, развивающих со своими кошками новый тип культурного эволюционного пути, способный привести к куда меньшему количеству страданий в мире, более дружным взаимоотношениям между людьми и животными и большей уверенности в крепости кошачьего здоровья, чем могут дать ребята из индустрии кошачьих кормов, чья единственная мотивация - это прибыль.

Необходимость отказаться от причинения страданий животным остра. Убийство стольких животных ради того, чтобы накормить кошек и собакбольше не может быть оправдано, коль скоро у нас есть альтернативные диетические корма, доступные с финансовой точки зрения". Фокса, сколько живут бурундуки.

Фокс ответил ему не только вживую, но и в своей книге "Как понять вашу кошку": Поскольку на бурундуков охотятся совы, горностаи, лисы и так далее, они редко успевают дожить до двух-трех лет, несмотря на то, что производят многочисленное потомство. Если кому-то из них удается прожить в неволе дольше семи лет, он идет на рекорд.

Что касается вашего пятнадцатилетнего кота, который приволок домой бурундука как младшего брата, с которым можно играть, то он поддерживает одно из моих самых глубоких убеждений: И если никто из них не подавлен, не запуган и не испытывает недостатка безопасности, еды и любви, то хищник и добыча, мышь и лев могут и будут! Теперь у нас нет ни мяса, ни яиц не только для людей, но и для домашних животных".

Элизабет Траули, Мичиган "Кормление нашего кота до сегодняшнего дня было единственным связующим звеном между нами и скотобойней. И мы счастливы, что устранили это звено! Они обратили бродячую кошку, находившуюся на грани голода, в великолепное животное к большому удивлению нашего ветеринараи все это без приношения наших ценностей в жертву".

По-моему, неправильно наносить вред тем, кто рядом, ради безымянных, безликих животных. Если ты не в состоянии поступать правильно по отношению к близким, как ты можешь помочь тем, кто далеко? Поэтому я чувствовала себя обязанной покупать ужасную кошачью еду для моих любимцев.

Но, стоило мне открыть для себя веганские добавки и рецепты, как я стала безумно счастливой, что мой выбор покупателя не несет смерть и страдания других существ". Даже N сказала о том, что коту не понравилась новая еда, поэтому она не стала пытаться приучить его к.

Я считаю, если ты - публичная персона, отстаивающая идеалы веганства и прав животных, особенно из тех, кто постоянно ходит, проповедуя соответствующие идеалы, ты должен служить примером для остальных, а не оказываться слабейшим из.

В конце концов, каковы наши приоритеты? Что важнее - доказать, что твой кот не будет есть то, что ему сразу не пришлось по нраву или остановить мучения и убийства ни в чем не повинных созданий на бойне? N недавно сказала мне по телефону, что кормление собак веганской едой оказалось очень накладным занятием и отнимало много времени, поэтому она отказалась от этой идеи. Скажите мне, разве прекращение работы скотобоен не является достаточно важным поводом для нас потратить лишнее время и деньги?

Просто очень разочаровывает, когда лидеры говорят и поступают подобным образом". Отныне строгим вегетарианцам не придется испытывать трудности в связи с диетическим рационом их любимцев". Джоанна Степаняк, Пенсильвания " Я всегда избегала того, чтобы завести кота, потому что была уверена, что его обязательно придется кормить мясом. Когда я нашла Руди, она была совсем еще котенком, брошенным на проселочной дороге.

Она выглядела такой тощей и болезненной, что вегетарианская еда, казалось, не способна была спасти ее от гибели. Обретя это беспомощное создание, я встала перед дилеммой. Я не могла заставить себя покупать кошачий корм, который был произведен из плоти других животных, но и не чувствовала себя вправе пройти мимо этого восхитительного котенка, который отчаянно нуждался в моей заботе.

К счастью, я вспомнила про Vegekit. Сейчас Руди почти год, она в прекрасной форме и счастлива. Она в восторге от рецепта овса и сои, которые я готовлю для нее за 10 минут и могу хранить в холодильнике. Во время кормления нет никаких неприятных запахов, а дрожжи, входящие в состав блюда, оказывается, очень хорошо отгоняют блох и клещей, несмотря на то, что мы живем в сельской местности, где их полно.

Более того, Руди явно получает удовольствие от еды и с нетерпением ждет каждого нового кормления". Ветеринары усыпили еще 10 миллионов, создав в общей сложности тонную проблему для "утилизации отходов".

Городские свалки и крематории все чаще отказываются от трупов животных, но всегда есть другой выход, который к тому же обходится бесплатно и даже приносит небольшую прибыль. Утилизационные заводы молчаливая индустрия перерабатывают тела в еду для домашних животных, проворачивая трупы через мясорубку и дробя кости в порошок. Все это перемешивается с отходами скотобоен, которые принято называть "побочными продуктами" и сбывается производителям кормов.

Сколько платят утилизационные заводы за мясо и другие части тел животных, непригодные для употребления человеком? В году завод в Грин-Каунти, штат Северная Каролина давал от 4,8 до 5,4 цента за килограмм, когда речь шла об останках свиньи.

Расценка на птицу составляла от 0,4 до 0,8 цента за кило. Стоит ли удивляться, что при такой себестоимости производители кормов для домашних животных покупают мясо у утилизационных заводов?

Согласно статье года в газете "Чикаго Трибьюн", представитель компании, производящей еду для домашних животных, признался, что 15 ее сухих кормов составляла продукция утилизационных заводов. Сегодня производители делают закупки во множестве небольших утилизационных заводов, поэтому непросто подсчитать, какой процент переработанных трупов содержится в собачьих или кошачьих кормах. Утилизационные заводы по понятным причинам помалкивают.

Джон Экхаус из "Сан-Франциско Кроникл" пишет, что ответственные лица на заводе Modesto Tallow, штат Калифорния, вообще отрицали тот факт, что принимали тела домашних животных. Тем не менее, рядовые сотрудники, продавцы и государственные инспекторы наблюдали трупы собак и кошек на заводах в Модесто и в Сакраменто.

Работник завода в Сакраменто заявил: Этот факт подтвердил и бывший сотрудник завода: Айрис Ноуэлл в своей книге года "Собачий кризис" приходит к следующему выводу: Если пес считается членом семьи, в то время как среди людей поедание человечины табуировано, такое же отношение должно распространяться и на пса, в котором хозяева видят нечто большее, чем просто животное.

Иными словами, есть собак. Однако производители кормов используют части их тел как ингредиенты, не моргнув глазом Они заинтересованы только в получении прибыли и никогда не согласятся пойти на ее сокращение. Они скорее налягут всем весом на рекламу и пиар с тем, чтобы заставить потребителей признать любую их практику нормальной".

Но, как выясняется, тратить деньги на убеждение общественности вовсе не требуется. Компании едва ли не открыто кладут перемолотых домашних животных в пакеты и банки. В году скотобойни выработали 22 миллиона килограммов таких отходов.

Утилизационные заводы конвертировали эту гору мертвой плоти в четыре категории товаров: Какова экологическая цена переработки невообразимого количества трупов ради прокорма 53 миллионов собак и 64 миллионов кошек в одной только Америке?

Агрономы-механизаторы из Государственного университета Огайо отвечают: В случае со свиньями эта цифра равна 6 килограммам. Если бы все кошки и собаки стали вегетарианцами допустимый идеализммы бы спасли 10 миллионов килограммов растительного белка.

Не правильно ли было бы направить его 60 миллионам человек, умершим в прошлом году от голода? Иными словами, кормление домашних животных мясными продуктами уже не может быть этически и экологически оправдано и однажды станет непозволительно дорогостоящим.

Но я беспокоюсь о здоровье животных, которых кормили пищей, не содержащей мяса, на протяжении многих лет. Я ознакомлена с заверениями о том, что Vegecat отвечает всем требованиям кошачьего организма. Однако я хотела бы узнать, не выпускают ли хозяева кошек-вегетарианцев их из дома за пределами которого они могут и будут охотиться и есть ли люди, которые кормят вегетарианскими кормами кошек более двух лет. Я бы хотела, чтобы наши коты стали вегетарианцами, но они живут взаперти и, более того, пережили серьезные болезни печени, которая на них до сих пор сказывается.

Их здоровье - это каждодневная проблема. С моей стороны было бы неэтично использовать их как животных-испытателей, если вегетарианская диета не доказала свою успешность в случае с животными, безвылазно живущими дома на протяжении продолжительного времени".

Мы можем понять подобное беспокойство. Когда мы только приступили к исследованиям, данных, подкрепляющих возможность физического благополучия домашних животных особенно кошексидящих на вегетарианской диете, практически не существовало. Сегодня, по прошествии более чем тринадцати успешных лет мы можем с уверенностью заявить о том, что кормление плотоядных животных кормами, не содержащими мясо, превзошло все наши, даже самые смелые ожидания.

Из письма Аннет Сэведж, штат Техас: Когда я начинала кормить моих кошек вегетарианскими кормами, моим единственным желанием было чтобы они оставались такими же здоровыми, как раньше. Я и предположить не могла, что они будут чувствовать себя и выглядеть еще лучше, чем. Хорошо известно, что ветеринары видят миллионы больных кошек и собак каждый год. Подавляющее большинство из них выросло и жило на широко известных кормах, рекламируемых повсюду и считающихся сбалансированными по последнему слову здорового питания.

Так что же входит в состав этих кормов, если животным от них так плохо? В них может быть мясо категории 4-D - помеченное таким образом Министерством сельского хозяйства как тухлое, портящееся, зараженное или просто непригодное. У транснациональных корпораций всегда под рукой решение проблем с таким мясом: В контейнеры с браком сотнями тысяч сваливаются тела млекопитающих коров, овец, свиней и.

Их дополняют тысячи тонн птичьей плоти. Большая часть этих тел отмечена раковыми опухолями. Мэйсон и Сингер в "Фабрике животных" пишут, что пораженные онкологией ткани в год составляют 7,5 миллионов килограммов в год. В кормах для домашних животных они оказываются благодаря "чудесному" превращению из "побочных продуктов" в "мясо".

Но даже после того как бактерия убита, эндотоксины остаются невредимыми будучи ядовитыми веществами, они содержатся в оболочке бактерии, которая была им кем-то вроде арендодателя. Новейшие исследования доказали, что эндотоксины имеют непосредственное отношение к возникновению болезней почек, которые ранее считались генетически обусловленными. Доктор Питкейрн и его жена Сьюзан пишут в книге "Полное руководство по поддержанию естественного здоровья кошек и собак": Макгардл заключает, что кормление домашних животных отходами скотобоен увеличивает риск заболевания раком и другими дегенеративными заболеваниями Более того, возросший показатель возникновения онкологических заболеваний прямо пропорционален увеличению использования отходов скотобоен в пище домашних животных".

Стоит ли говорить о том, что рыба в составе кормов для домашних животных намного хуже. Как пишет Джон Роббинс в "Диете для Новой Америке", "Рыба славится своей способностью абсорбировать и служить концентратом токсичных химикатов, попадающих в водоемы.

Начать с того, что их пищевая цепочка чрезвычайно длинна. Например, фитопланктон поедаем зоопланктоном, который, в свою очередь, падает жертвой маленькой рыбки, а ее уже съедает рыбка покрупнее и так далее.

Что важнее, рыба буквально вдыхает воду, в которой плавает, поэтому содержание токсинов в организме увеличивается стремительно. Суммарный результат таков, что рыба словно служит подводным магнитом для химикатов. Если верить оценке Агентства по охране окружающей среды, то рыба в состоянии аккумулировать концентрацию полихлорированных дифенилов, в девять миллионов раз превышающую ту, что содержится в среде, в которой она обитает!

Фактически на любом хозяйстве и в любой кормушке присутствуют стероиды или синовекс, стоящие в одном ряду с диэтилстилбестролом синтетическим эстрогеномзапрещенным Федеральным управлением по лекарственным средствам в связи с тем, что он приводит к раку. Мощные гормоны способствуют неестественному росту организмов и после того, как мясо или молоко были употреблены.

Когда художница Сью Коу увидела на скотобойне в Нью-Мексико сотни желтых печенок, выделяющих желтую жидкость, ей сказали, что животных, которым принадлежали эти печенки, кормили гормонами.

В результате кошки и собаки становятся более крупными и болезненными. ДОБАВКИ Большинство мясных кормов для домашних животных содержат питательные вещества подозрительной полезности и добавки сомнительной безопасности. Азотистокислый натрий настолько опасен, что Федеральное управление по лекарственным средствам пыталось запретить его в х, но не смогло благодаря усилиям могущественных игроков пищевой промышленности.

Он используется для окрашивания кормов, а также как консервант. Все эти добавки не допускаются в человеческую пищу, но скармливаются домашним животным.

По словам ветеринара-холиста Лизы Ньюман, множество случаев аллергии вызваны именно этим фактором. Тщательная прожарка ведет к быстрому окислению, которое оборачивается появлением опасных свободных радикалов наряду с транс-изомерами жирных кислот и еще более вредными токсичными субстанциями. Жир, полученный из этого сала, подвергавшегося продолжительной температурной обработке много дней, представляет собой токсичное ведьминское варево.

Мощные антиоксиданты не могут обратить вспять наносимый организму вред, они лишь препятствуют его дальнейшему разрушению. Это все равно что запереть ворота в стойла после того, как одна из лошадей ускакала. Полученное вещество наносят на гранулы корма путем распыления. Я не оправдываю добавление отрубей из-за их высокого содержания магния, но Анитра не могла не замечать существенных изменений при повторных визитах четвероногих клиентов.

У них обнаруживались поразительные улучшения качества шерсти. Жирные волосы переставали быть таковыми, а бледные тона уступали место шелковистому блеску. Шестнадцатилетний опыт общения с сотнями тысяч кошек привели Анитру к написанию книги "Настоящая новая кошка", в которой она утверждает о том, что "качество шерсти - это барометр здоровья".

Мы получили множество писем, подтверждающих факт влияния растительной пищи на рост и качество шерсти. В частности, Бетти Жуков из Калифорнии пишет: Под этим я имею в виду, что шерсть стала вдвое длиннее по сравнению с тем временем, когда собака была еще молодая. Мои собаки ели домашнюю еду несколько лет, но в ней было мясо.

Я так счастлива, что, наконец, могу исключить его из списка покупок навсегда". Свою лепту вносит Сьюзан Миллер: Мой муж занял оборонительную позицию: Врач ответил, что она выглядит так, словно у нее излишний вес примерно полкило сверх нормы. Мы были почти горды, потому что кошка выглядела довольно тощей по сравнению с ее более старшими сородичами, которые у нас жили раньше.

Доктор добавил, что, тем не менее, ее здоровье в полнейшем порядке. Кроме того, я заметила, что мех кошки стал мягче с тех пор, как она стала вегетарианкой. Она веселая и всегда пребывает в полной боевой готовности к игре". Элисон Шепард написала про Ваню и Владимира: Наши самоедские лайки Ваня десять лет и ее сын Владимир пять лет всегда были вегетарианцами. Поскольку мы собирались получить от Владимира потомство, нам пришлось просветить его бедра рентгеном для проверки.

Учреждение животной ортопедии поставило ему оценку "отлично" - высшая похвала! У него и его мамы великолепные шерсть и кожа. Здесь, во Флориде с этим очень часто бывают проблемы - красные пятна и. Кроме того, они, похоже, совсем не привлекают блох. Люди подозревают нас в том, что мы "бомбим" дом и поливаем задний двор пестицидами, как это делают многие. Никто не верит, что дело в диете.

Лэс и Сьюзан Стюарт из Калифорнии пишут о своем коте Дансере лично я не рекомендую кальций с магнием в порошке: Мы считаем, вы спасли жизнь нашему коту Дансеру. Нас воодушевлял тот факт, что кот получает необходимое количество таурина из сырых яиц и сыра, которые мы давали.

Весь день он гулял на улице - нам известно, что он промышлял по помойным бакам и охотился. Около года назад мы переехали, и Дансер по собственной воле стал котом, живущим взаперти.

Через несколько месяцев мы заметили, что большую часть дня он пребывает в летаргии и полной апатии ко всему происходящему, толком не питаясь - и к нашему ужасу он потерял около 1,5 килограмма веса из своих 4,5. Примерно в тот момент, когда мы начали замечать эти перемены, я начала читать вашу книгу.

После добавления таурина что касается количества, мне пришлось действовать на свой страх и риск, потому что информации на этот счет я нигде не нашла и добавки Vegecat мы с радостью можем констатировать, что Дансер вернул потерянные килограммы и вновь стал игрив и любознателен как раньше! Мы сами веганы и очень благодарны за полученную возможность двигаться в избранном направлении, не сотрудничая с индустрией смерти". Помимо обычных помоечных кошек у меня есть небольшая колония чистокровных картезианских, самых древних выведенных домашних кошек в мире.

По иронии судьбы одно время на этих прекрасных животных охотились из-за их мяса и меха. Я искала возможность пересадить моих кошек на вегетарианскую диету много лет, но, как и все, постоянно упиралась в кирпичную стену.

Я с удовольствием прочитала о ваших достижениях в Vegetarian Times и немедленно заказала Vegecat. И хотя многие из моих животных до сих пор тоскуют по гранулам мясного сухого корма, однако многие особенно молодые ходят ходуном, когда видят, что я беру миску и начинаю размешивать для них веганское лакомство.

Мне очень понравились рецепты, приведенные в вашей книге, и теперь я знаю, какие соблюсти пропорции, чтобы приготовить кое-что и для. Кошки, между тем, живут и процветают на новой диете. Кстати, на недавней кошачьей выставке одна из моих воспитанниц получила приз за звание "Лучший котенок". Судьи отметили ее безупречный облик, и я была невероятно горда объявить во всеуслышание о том, что этот котенок - вегетарианец".

На одной я с Гельфинг, картезианской кошкой, которая уже получила прозвище "Муси-пуси кошка-крошка". У ее мамы закончилось молоко, когда ей было всего четыре недели у большинства картезианок период грудного вскармливания длится от восьми до десяти недель и ввиду малых размеров Гельфинг я боялась, что она не выживет. Я начала давать ей кашу по рецепту Vegecat, и ей понравилось! Она начала расти и расцветать, и я была счастлива назначить ее девочкой с букетом на моей свадьбе.

На другом фото кошка Идэн на фоне судьи из Ассоциации любителей кошек Уэйна Хардинга на кошачьей выставке в Далласе, штат Техас, в ноябре года. Идэн была признана "Лучшей картезианской кошкой", и когда после мероприятия между заводчиками кошек зашла речь о диетах, и я сказала, что большую часть еды готовлю сама, первое, что заявила другая заводчица было: Печально, что приготовлению пищи собственными руками, щупающими каждый крошечный кусочек любого ингредиента мы предпочитаем коричневые катышки, завернутые в аляповатую упаковку.

Как мы доверчивы, как легко нас облапошить Вынуждена признать, я до сих пор использую эти коричневые катышки на кухне, когда прибывают новые кошки, ранее жившие с хозяевами на фабричном мясном пайке - ведь процесс пересаживания на веганскую диету занимает какое-то время, и для перехода необходимо немного привычной пищи.

Нью-эйдж не за горами Однако люди сделали собственные желудки мобильными моргами, могилами, кладбищами мертвых овец, кур, свиней и других животных, зазывая в тела такие смертельные заболевания, как рак". Очень верно для многих людей и еще более верно для бесчисленного множества четвероногих. Имея возможность кормить их вегетарианской пищей, теперь мы можем хоронить мертвых правильно, не подвергая риску здоровье наших маленьких друзей.

Помните известное телешоу - "Угадай, кто я такой"? Попробуйте угадать профессию человека, который может заявить о себе следующее: Если вы еще не догадались, то речь о несчастных сотрудниках бойни, которые делают так, чтобы поток непосредственных и побочных продуктов скотобойни не иссякал.

Они могут взять наседку, которая самоотверженно откладывала по яйцу каждый день целый год, и перемолоть заживо в спиральной мясорубке, служащей нуждам индустрии кормов для домашних животных. Примеры подобных живодерств задокументированы в книге Гейл Айснитц "Бойня".

Вы можете морщиться от столь откровенного описания полномочий. Но есть нерушимая связь между сотрудником бойни и рядовым потребителем, покупающим корм для домашних животных, содержащий продукты с этой бойни. Причина, по которой сотрудник бойни час за часом убивает, творит неслыханные зверства и в отчаянии все больше теряет связь с обществом, заключается в том, что столько людей с невинным видом покупает красиво раскрашенные мешки с кормами для своих питомцев.

Есть спрос - будет и предложение. Будет и непередаваемый ужас. Многие производители предлагают ягнятину как альтернативу говядине тем, у кого на последнюю аллергия. Здесь нет места картинкам со львом и агнцем, лежащими в обнимку.

Сью Коу в своей ярко иллюстрированной книге "Мертвое Мясо" описывает то, что она увидела на скотобойне так: Она носится по убойному залу. Бригадир подходит и говорит, что они не хотят, чтобы их лица были на моих полотнах. Овца ждет, ее копыта и ноги покрыты кровью других животных. Дверь вновь открывается, заводят еще двух овец.

Все продукты, без исключения, полезны. Жиры — вещь полезная, причем любые жиры годятся всегда, во всем и в любых количествах. Сахар, тот просто очень полезен. Чем толще ребенок, тем он здоровее, особенно, если это мальчик. Ланч — это не трапеза один раз в день, ее следует повторять в Она была убеждена, что мы всегда ужасно голодны.

Здесь и далее примеч. Если честно, то ее курица с морковью и по сей день остается, пожалуй, самой божественной едой, какую я когда-либо пробовал. И ни то, как она была приготовлена, ни ее вкус не имели никакого значения. Еда ее была вкусной, потому что мы верили, что она вкусная. Наша вера в бабушкину стряпню была более пылкой, чем вера в Бога. Ее великое кулинарное мастерство стояло в ряду самых главных семейных преданий, таких, как коварство дедушки, которого я не знал, или единственная драка между моими родителями.

Мы крепко держались за эти истории, они стали неотъемлемой частью нас самих. Мы были крепкой семьей, которая не лезет на рожон, живет своим умом и обожает стряпню нашей бабушки. Может, и жил на свете человек, чья жизнь была настолько ровной да гладкой, что и рассказать о ней нечего. И хотя своим будущим детям я когда-нибудь попытаюсь поведать истории из ее жизни, в нашей семье было не принято говорить об.

А бабушку мы называли не иначе как Величайший Повар. Сама она тоже не любитель рассказывать о. Вернее, истории свои она тщательно просеивала, желая, чтобы судили не о том, как она жила-выживала, а какова она. Вернее, все, что она пережила, не ушло куда-то, а составляет ее сегодняшнюю. А еще вернее, история ее взаимоотношений с едой и включала все, что с нею приключилось в жизни. Еда для нее — не просто пища. Это и страх, и достоинство, и благодарность, и месть, и радость, и унижение, и религия, и история, и, конечно же, любовь.

Вот почему истории, которыми она нас угощала, представлялись нам плодами, собранными с исчезнувших ветвей нашего семейного древа. Все можно повторить Когда вдруг выяснилось, что я скоро стану отцом, все во мне пришло в движение. Я бросился убирать дом, заменять давно умершие лампочки, мыть окна и разбирать бумаги. Я поменял стекла в очках, купил дюжину пар белых носков, установил багажник на крышу автомобиля и устроил разделитель кузова, впервые за пять лет сходил к врачу и решил написать книгу о поедании животных.

Будущее отцовство послужило толчком к путешествию, которое в конце концов и станет этой книгой, но багаж для него я собирал большую часть жизни. Когда мне было два года, героями всех моих историй перед сном были животные.

Когда мне было четыре, кузен отдал нам на лето собаку. Отец сказал, что в нашей семье не принято бить животных ногами. Когда мне было семь, я оплакивал смерть моей золотой рыбки. Я узнал, что мой отец выбросил ее в унитаз и смыл. Когда мне было девять, у меня была приходящая няня, которая не хотела никому причинять вреда. Она произнесла именно эти слова, когда я спросил ее, почему она не ест курицу вместе со мной и моим старшим братом: Фрэнк стрельнул в меня взглядом: Намеревалась она или нет обратить нас в вегетарианство, но уже такой тон в разговоре о мясе заставляет людей почувствовать себя непонятно в чем виноватыми, однако не все вегетарианцы прозелиты — она же была вдобавок и подростком, а потому ей недоставало рассудительности, которая позволяет втолковывать свою мысль спокойно и убедительно.

Впрочем, она поделилась с нами всем, что знала, не драматизируя и не пускаясь в пространные рассуждения. Мы с братом переглянулись, наши рты были битком набиты обиженными курами, а в головах у обоих крутилось: Я положил вилку на стол. Фрэнк же преспокойно закончил трапезу и, вероятно, ест кур и поныне, пока я печатаю эти слова.

То, что рассказала приходящая няня, дошло до меня не только потому, что казалось правдой, но потому, что все, о чем мне говорили родители, теперь распространялось и на еду. Мы не обижали членов семьи. Мы не обижали ни друзей, ни незнакомцев.

  • Веганство vs Всеїдність
  • Мясо. Eating Animals (fb2)

Мы не обижали даже нашу мягкую мебель. Если я пока не додумался включить в этот список животных, это вовсе не значило, что нужно делать из них исключение. Просто до этого я был ребенком, не подозревающим, как устроен мир. Во всяком случае, до поры до времени.

Этот момент, казалось бы, должен был перевернуть всю мою жизнь. Но пока этого не произошло. И мое спонтанное вегетарианство, такое напыщенное и несгибаемое вначале, продолжалось несколько лет, а потом затрещало и тихо сошло на. Мне вовсе не претили моральные принципы приходящей няни, но как-то само собой получилось, что я предал их и забыл, По правде говоря, я вообще никому не желаю причинять обиду.

Честное слово, я всегда стараюсь поступать правильно. Если уж совсем начистоту, мне не в чем себя упрекнуть. Пожалуйста, передайте курицу, я ужасно голоден. Марк Твен сказал, что нет ничего проще, чем бросить курить — он сам это делал много. Я бы к списку легкодостижимых вещей добавил и вегетарианство. В старших классах я становился вегетарианцем столько раз, что и не сосчитать, мной руководило желание влиться в число тех людей, чей мир казался мне простым и ясным, а проникновение в него — легким и необременительным.

Но я всегда при этом помнил, что обижать животных нехорошо. Нельзя сказать, что я воздерживался от мяса. Я только воздерживался есть его на людях.

В уединении я давал себе волю. Многие ужины тех лет начинались с вопроса отца: Поступив в колледж, я начал поедать мясо открыто. Я не считал, что должен немедленно обозначить себя как вегетарианца.

Рядом не было никого, кто мог знать мои вегетарианские вкусы, а потому и не нужно было притворяться или объяснять кому-либо причину резкой перемены моих пристрастий. В кампусе вегетарианство было широко распространено, именно это и отбивало у меня охоту — человек вряд ли станет подавать деньги уличному музыканту, чей футляр и так переполнен монетами. Но когда к концу второго курса я стал изучать философию и впервые серьезно возомнил, будто не просто думаю, а размышляю, я вновь стал вегетарианцем.

Некая притворная забывчивость, которой я сознательно обманывал себя, употребляя в пищу мясо, теперь казалась мне слишком наивной для моей нынешней, как я полагал, интеллектуальной жизни. Я думал, что жизнь можно выстроить по прихоти рассудка. Только вообразите, как я досадовал на ее своеволие. Я ел мясо и по окончании колледжа — много разного мяса — примерно два года.

Да потому, что это было вкусно. И потому, что более важно, чем формирование привычек — это истории, которые мы рассказываем себе и друг другу. И я тоже занимался самооправданием, успокаивая себя утешительными историями о самом. А потом мне устроили свидание с женщиной, которая впоследствии стала моей женой.

Только спустя несколько недель после знакомства мы обнаружили, что толкуем об одном и том же — о двух волнующих нас темах: Ее собственная история взаимоотношений с мясом удивительно схожа с моей: Конечно, ей сразу становилось страшно, что она делает что-то неправильное, но одновременно возникала мысль, что все не так просто и маленькие человеческие слабости простительны.

Как и у меня, у нее была сильная интуиция, но, вероятно, все-таки недостаточно сильная. Люди вступают в брак по многим, совершенно различным причинам, но та, что сподвигла нас на этот шаг, сулила нам перспективу некоего нового начинания. Иудейские ритуалы и символы поддерживали это ощущение резкого разграничительного барьера, отделяющего нас от того, что было.

Все, казалось, было таким же, как вчера, но теперь должно кардинально измениться. А значит, дела пойдут. И мы станем. Звучит великолепно, но как этого добиться?

Я могу придумать бесконечное число способов сделать себя лучше выучить иностранные языки, стать более терпеливым, проявить небывалое усердие в работено я уже давал себе такое множество клятв, чтобы перестать им доверять. А в реальности, даже когда кажется, что возможностей что-то изменить много, их совсем мало.

Поедание животных — вот что беспокоило нас и о чем мы когда-то позволили себе забыть, оно и было точкой отсчета. И все же существовало множество пересечений, из которых так много всего могло проистечь. На той же неделе мы обручились и стали вегетарианцами. Свадьба наша, конечно, не была вегетарианской, ибо мы убедили себя, что было бы нечестно лишить животного белка наших гостей, иные из которых преодолели большое расстояние, чтобы разделить с нами нашу радость. Разве это не резонно?

А во время медового месяца мы позволили себе есть рыбу, но мы ведь были в Японии, а когда ты в Японии… Вернувшись на родину, в наш новый дом, мы изредка ели бургеры, куриный суп, копченого лосося и стейки из тунца.

Но только очень редко. Только когда очень этого хотелось. Ничего не поделаешь, думал. Все идет, как надо, полагал. Такое несоответствие мыслительных установок и реального рациона, считал я, позволительно. Почему прием пищи должен отличаться от других этических сфер нашей жизни? Мы были честными людьми, которые, впрочем, изредка привирают, мы были преданными друзьями, которые иногда ведут себя несколько криво. Мы были вегетарианцами, которые время от времени едят мясо.

Я даже не мог быть уверен в том, что мои интуитивно сформулированные принципы не более чем сентиментальные воспоминания детства, и что, если копнуть поглубже, все это не окажется какой-нибудь ерундой. Я не задумывался о тех животных, не ведал, как их разводили и как убивали.

Мне, правда, становилось как-то не по себе, однако вовсе не подразумевалось, что кого-то или даже меня это должно озаботить. Да я и не чувствовал никакого стремления или необходимости разобраться во всем. Но потом мы решили завести ребенка, а это уже другая история, которая повлекла за собой и все остальное. Примерно через полчаса после рождения моего сына я вышел в приемную сообщить собравшейся родне хорошую новость.

Как можно быстрее я ответил на их вопросы; быстро, как только сумел, поспешил за угол и включил сотовый. Единственный телефонный аппарат стоял у нее на кухне. Трубку она подняла сразу, это означало, что она сидит и ждет звонка. А было уже за полночь. Может, она занималась тем, что вырезала купоны?

Готовила курицу с морковкой, чтобы заморозить ее и потом скормить кому-нибудь? Я никогда не видел и не слышал, как она плачет, но когда она спросила: Через несколько дней мы вернулись домой из роддома, и я послал другу письмо с фотографией моего сына и описанием первых впечатлений от отцовства.

Именно это и стоило написать, потому что как раз это я и чувствовал. Мы можем снова и снова рассказывать наши истории и делать их лучше, глубже и трепетнее. А можем и поведать новые. Наш мир устроен так, что всегда есть другой шанс. Поедая животных Вероятно, первое желание моего сына, неосознанное и не выраженное словами, было поесть. Его кормили грудью уже спустя несколько секунд после рождения. Я смотрел на него с благоговением, чувством, которое не испытывал еще никогда в жизни.

Ему не надо было ничего объяснять, не нужно было никакого опыта, он знал, что нужно делать. Миллионы лет эволюции внедрили в него это знание, как и закодировали биение его крошечного сердечка, а также расширение и сокращение его жадно впитывавших воздух легких. Да, подобного благоговения никогда не было в моей жизни, но чувство это связывало меня через поколения с моими предками. Я видел кольца на моем родовом древе: Когда мой сын начал жить и когда я начал писать эту книгу, казалось, все его существо сконцентрировано вокруг пищи.

Его кормили, он спал после кормления, капризничал перед кормлением или исторгал из себя молоко, которым его кормили. Теперь, когда я заканчиваю книгу, он способен уже произносить вполне вразумительные речи, а та еда, которую он потребляет, поглощается вместе с историями, которые мы рассказываем.

Кормление ребенка не похоже на то, как потчуют взрослых: Оно важнее потому, что важна его пища то есть важно его физическое здоровье, важно и удовольствие, которое он получает от едыи потому, что важны истории, поглощаемые вместе с едой.

Эти истории объединяют нашу семью, делают ее похожей на другие семьи. Истории о еде — это истории о нас самих, это наша история и наши семейные ценности. Это еврейские традиции, на которых стоит моя семья. Я усвоил, что еда служит двум параллельным целям: Прием пищи и рассказывание историй неразделимо: На планете тысячи съедобных продуктов, и чтобы пояснить, почему мы употребляем относительно малую долю из них, стоит потратить несколько слов.

Мы должны объяснить, что петрушка в нашей тарелке — для украшения, что пасту не едят на завтрак, отчего мы едим крылья, но не едим глаза, едим коров, но не едим собак. Истории — это не только изложение фактов, это еще и утверждение правил. Много раз в жизни я забывал, что у меня есть истории про еду. Я просто ел то, что сумел достать, или то, что было вкусно, что представлялось естественным, разумным или полезным — ну что тут нужно объяснять? Но, размышляя о родительском долге, я начинал думать, что подобное равнодушие недопустимо.

С этого и началась моя книга. Я хотел узнать об этом все, до самого конца. Как с животными обращаются и насколько это важно? Каков экономический, социальный эффект поедания животных и как это влияет на окружающую среду? Впрочем, в своих персональных поисках я не заглядывал столь. Начав интересоваться как родитель, я вплотную столкнулся с такими реалиями, которые как гражданин не мог игнорировать, а как писатель не мог оставить при себе, не предав публичности.

Но осознавать реалии и ответственно писать о них — это не одно и то. Я хотел не только задать эти вопросы, но и разобраться в них обстоятельно. Непропорционально большое количество страниц посвящено обсуждению семейных животноводческих ферм, что отражает, по моему мнению, их значимость, и в то же время незначительность, что парадоксально подтверждает правило.

Чтобы быть совершенно честным рискуя тем самым потерять доверие к моей объективности: Впрочем, другие делали то же. Это говорит о том, что большинству вовсе не нужно тщательное изучение системы животноводства, имеющее целью отвратить человека от мяса, оно как бы заранее знает всю доказательную аргументацию. А какое предположение сделали вы, увидев название этой книги? Я тоже предположил, что моя книга о поедании животных станет откровением в обосновании вегетарианства.

Она таковой не стала. Само по себе обоснование вегетарианства, его апология стоит книги, но я писал не об. Животноводство невероятно сложный, запутанный предмет.

Ни два животных одной породы, ни две породы животных, ни фермы, ни фермеры, ни едоки — не одинаковы. Вот есть животное, выращенное на конкретной ферме, забитое именно на этой фабрике, проданное в таком-то виде и съеденное этим вот человеком — каждый отдельный этап столь индивидуален, что невозможно собрать все это в единую мозаику. Употребление в пищу животных — одна из таких проблем, как, скажем, аборт, при обсуждении которых многие важные моменты не удается прояснить до конца Когда, на какой стадии зародыш становится личностью?

Что на самом деле испытывает животное? Это довольно скользкий, неприятный и неоднозначный поворот темы. Один вопрос порождает другой, и в результате можно неожиданно запутаться в том, что прежде казалось абсолютно ясной жизненной позицией.

Еще хуже, если вовсе не сформулируешь никакой позиции, той, которую стоит защищать как жизненный принцип. Кроме всего прочего, бывает сложно распознать разницу между тем, как представляешь себе нечто, и что это нечто есть на самом деле. Слишком часто аргументы против поедания животных вовсе и не аргументы, а попросту выражение индивидуального вкуса.

В то время как факты — то есть как много свинины мы потребляем; то есть какое множество мангровых болот было уничтожено аквакультурой; наконец, как убивают корову — эти факты непреложно говорят о том, что мы делаем со всем. Должны ли они быть оценены с точки зрения этики? С общественной точки зрения? Или это просто добавочная информация для конкретного едока, чтобы он спокойно ее переварил? Эта книга — продукт огромного числа исследований, она строго объективна, как и должна быть любая честная работа журналиста: Здесь вы найдете кучу данных, но они иногда неубедительны и могут трактоваться произвольно.

Факты важны, но сами по себе они не несут смысловой нагрузки, особенно когда невозможно точно передать их сущность словесно. Что означает последний крик курицы? А что означает боль? И неважно, как много мы знаем о физиологии боли — как долго она длится, какие симптомы вызывает и так далее — ничего определенного. Но соедините факты, соберите их в историю сострадания или холодного господства, или одновременно того и другого — поместите их в историю о мире, в котором мы живем, историю о том, кто мы есть и кем хотим быть — и тогда вы сможете говорить о поедании животных убедительно и страстно.

Мы скроены из историй. Я вспоминаю о тех субботних вечерах за кухонным столом моей бабушки, когда на всей кухне мы были только вдвоем — и черный хлеб в раскаленном докрасна тостере да жужжащий холодильник, весь залепленный семейными фотографиями. За горбушками памперникелей и кокой она рассказывает мне о бегстве из Европы, о продуктах, которые она стала бы есть и к которым даже не притронулась. Это была история ее жизни. Теперь я знаю, в чем он состоял.

И хотя подробности могут разниться, я пытаюсь и буду пытаться передать ее урок своему сыну. Моя книга — самая честная попытка сделать. Приступая к ней, я чувствую великий трепет, ибо существует множество привходящих моментов. Отстраняясь на мгновение от того, что в Америке каждый год только для еды убивают более десяти миллиардов сухопутных животных, не думая об окружающей среде, о людях, вовлеченных в этот процесс, не касаясь таких впрямую зависящих от всего этого тем, как мировой голод, эпидемии и угроза истребления видов, мы погружены только в собственные чувства, занимаемся только собой и друг другом.

Мы не только рассказчики наших историй, мы — сами истории. Если мы с женой воспитаем нашего сына как вегетарианца, он не станет есть единственного и особенного блюда своей прабабушки, никогда не ощутит уникального и абсолютного выражения ее любви, вероятно, никогда не подумает о ней как о Самом Великом Поваре На Свете. Ее главная история, сокровенная история нашей семьи, исчезнет. Первые слова, которые произнесла моя бабушка, впервые увидев своего внука, были: Из бесконечного множества вещей, которые она могла в этот момент выбрать, она выбрала то, что выбрала, и это был ее выбор.

Послушай меня Мы не были богаты, но у нас всегда и всего было в достатке. По четвергам мы пекли хлеб, халу и булочки, а потом ели их всю неделю. В пятницу жарили оладьи. На шабат у нас обязательно была курица и суп с лапшой.

Мясо. Eating Animals (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Мы ходили к мяснику и просили чуть побольше жира. Самый жирный кусок считался самым лучшим. Все было не так, как нынче. У нас не было холодильников, но у нас были молоко и сыр. У нас не было такого разнообразия овощей, но их было достаточно. Не было таких вещей, которые вы имеете сегодня, и воспринимаете это, как должное… Но мы были счастливы.

Лучшей доли мы и не знали. И мы тоже воспринимали то, что имели, как должное. А потом все изменилось. Во время войны на земле был сущий ад, и у меня ничего не осталось. Я лишилась семьи, ты же знаешь. Я бежала и бежала, днем и ночью, потому что за спиной у меня всегда были немцы.

От голода я все слабела и слабела, я имею в виду не только то, что остались только кожа да кости. Все тело было в язвах.

Я была не так воспитана, чтобы есть из помойного ведра. И все же я ела то, чем брезговали. Если не кочевряжиться, можно было выжить. Я подбирала все, что только могла найти. Ела такое, о чем и рассказывать тебе не стану. Но даже в худшие времена я встречала хороших людей. Кто-то научил меня завязывать штанины внизу так, чтобы набивать их картошкой, которую удавалось украсть. В таком виде я шагала милю за милей, ведь никогда не знаешь, когда вновь повезет.

Однажды кто-то дал мне немного риса, я два дня добиралась до рынка, где поменяла его на мыло, а затем плелась до другого рынка, чтобы обменять мыло на горстку фасоли. Меня вели удача и интуиция. Хуже всего стало в конце войны. Многие умерли прямо перед самым ее концом, и я тоже не знала, доживу ли до следующего дня. Один фермер, русский, благослови его Господь, увидев, в каком состоянии я нахожусь, зашел к себе в дом и вернулся с куском мяса. Я не стала есть свинину.

Все или ничего — или что-то еще Лески, используемые в современной рыболовной промышленности, могут достигать в длину 62 миль — это расстояние от уровня моря до космоса. Длина короткой лески — 1 миля. Джордж Первые двадцать шесть лет своей жизни я провел, не испытывая особой любви к животным.

Мне они представлялись надоедливыми, грязными, абсолютно чуждыми и пугающе непредсказуемыми, а привязанность к ним — старомодной причудой. Наибольшую антипатию я испытывал к собакам — этот страх я унаследовал от матери, которая, в свою очередь, унаследовала его от бабушки.

В детстве я соглашался идти в гости к друзьям только при условии, что собаку запрут в другой комнате. Если собака приближалась ко мне в парке, у меня начиналась истерика, она продолжалась, пока отец не сажал меня на плечи.

Я не любил смотреть телевизионные шоу, в которых участвовали собаки. Я не понимал и не любил тех людей, которые выказывали симпатию к собакам. Вполне вероятно, что в детстве я испытывал подспудное предубеждение против слепых. И вдруг в один прекрасный день я превратился в фаната собак.

Джордж появился у нас с женой совершенно неожиданно. Вопрос о том, чтобы завести собаку, даже не возникал, мы никогда не присматривали себе пса. И с чего бы? Ведь я испытывал к ним стойкую неприязнь! Первым днем моей новой жизни стала суббота. Я не верю в любовь с первого взгляда или в судьбу, но я полюбил эту чертову псину, и это было предопределено. Даже если б я ее не коснулся. И представить было невозможно, что мы возьмем собаку, для меня это самый нелепый поступок из всех, что я совершал, однако такую прелестную зверюшку даже самый бесчувственный по отношению к собакам скептик счел бы неотразимой.

Конечно, красоту можно обнаружить и в существах без мокрых носов. Но есть что-то необъяснимое в том, как и почему мы влюбляемся в животных. Неуклюжие псины, крошечные собачонки, длинношерстные и гладкие, храпящие сенбернары, астматические мопсы, складчатые шарпеи и депрессивно-унылые бассеты — у каждого найдутся преданные фанаты. Наблюдатели за птицами проводят холодные утра, уставившись в небо и пожирая его глазами в поисках пернатых объектов своего обожания.

Любители кошек демонстрируют полное пренебрежение человеческими взаимоотношениями, принося их в жертву своим любимицам. Детские книжки кишат кроликами, мышками, медвежатами и гусеницами, не говоря уже о паучках, сверчках и аллигаторах. Ни у кого никогда не было плюшевой игрушки в виде булыжника, а когда самые заядлые филателисты ссылаются на любовь к маркам, это, согласимся, совсем иной вид привязанности.

Мы взяли щенка домой. Я поймал его — её — в свои объятия, когда он кинулся ко мне через всю комнату. Затем, уверившись, что он — она — не лишит меня пальцев в процессе кормления, я начал кормить ее с ладони. Потом позволил ей лизнуть мне кисть руки. И, наконец, разрешил лизнуть лицо.

А потом и сам лизнул её в мордочку. Теперь я люблю всех собак и всегда буду жить с ними в счастливом согласии. У шестидесяти трех процентов американских семей имеется, по крайней мере, один домашний питомец. Это не только неожиданно высокий процент, но и вообще новость. Мода держать дома животных широко распространилась одновременно с возвышением среднего класса и засильем урбанизации, как следствие потери возможности каких-либо других контактов с животным миром, а кроме того, домашние любимцы стоят денег, а значит, это привилегия и причуда богатых.

Каждый год американцы тратят на своих четвероногих друзей 34 миллиарда долларов. Угадывая большинство ее желаний, я, однако, понятия не имел, что творится у нее в голове. Хотя был убежден, что за пределами ее явно выраженных желаний скрывается еще многое.

Я одинаково часто удивлялся как отсутствию у нее всякой сообразительности, так и наличию недюжинного для собаки ума. Разница между нами всегда более очевидна, чем сходство. Как выяснилось, она — самая большая в нашей жизни заморочка, требующая всего нашего времени. Она заставляет нас и наших гостей следить за всеми ее развлечениями — как она грызет мои ботинки и игрушки моего сына, с маниакальной страстью гоняет белок, обладает необъяснимой способностью оказываться на каждом фото между объективом и предметом, который снимают, облаивает скейтбордистов и хасидов, гнобит женщин в критические дни кошмарнее всего — хасидок в соответствующий периодтыкается пукающей задницей в самого неинтересного для нее человека в комнате, вырывает все, что только что посадили, растерзывает новые вещи, лижет то, что собираются подавать на стол, и настойчиво требует вознаграждения за что?

Наши постоянные попытки — передавать, распознавать и согласовывать желания друг друга, просто сосуществовать — заставляют меня сталкиваться и стараться жить в мире с чем-то, или скорее с кем-то, совершенно иным. Джордж может реагировать на привычный набор слов и предпочитает не обращать внимания на то, что выходит за рамки этого скудного наборано по большей части наши взаимоотношения строятся за пределами языка.

Кажется, у нее есть и мысли, и эмоции. Иногда, я думаю, что понимаю их, но чаще понять не в состоянии. Она бессловесна, как фотография, и не может сказать того, что хочет мне показать. Она — воплощенная тайна. А я должен быть фотографией, отражающей ее невысказанное желание. Буквально вчера вечером я поднял взгляд от книги и увидел, что Джордж смотрит на меня с другого конца комнаты. Она опустила глаза и неуклюже двинулась от меня по коридору — и это не был неясный, не проявленный негатив, это часть нашей домашней жизни.

Несмотря на устоявшуюся модель нашего общения, которая гораздо более постоянна, чем характер взаимоотношений между мной и другим человеком, она до сих пор кажется мне непредсказуемой. И, невзирая на нашу близость, я изредка трепещу и немного боюсь ее чужеродности. Списка наших различий хватило бы на целую книгу, и все же Джордж точно так же, как и я, боится боли, ищет удовольствий и не только страстно желает есть и играть, но и требует общения.

Мне вовсе не обязательно знать все ее настроения и пристрастия. Главное, я знаю, что они у нее. Наши психологии не просто сильно разнятся — они совсем несхожи, а способ познания мира и его понимание — вообще уникальны.

Я ни за что не стал бы есть Джордж, потому что она. Но почему тогда я не буду есть и других собак, тех, что никогда не встречал? Или, что еще важнее, какое оправдание найти мне, жалеющему собак, но позволяющему себе есть других животных?

Даже самые отчаянные мясоеды не станут есть собак. Телеведущий и шеф-повар Гордон Рамси может изображать из себя настоящего мачо, героя телерекламы, но вы никогда не увидите щенка, высовывающегося у него из кастрюли.

Однажды он обмолвился, что, если его дети станут вегетарианцами, он посадит их на электрический стул, а мне интересно, как бы он отреагировал, если бы они зажарили свою собственную собаку? Собаки — чудесные существа, а во многом и просто уникальные.

Но их интеллектуальные и экспериментальные возможности не удивляют, ведь этого от них и ждут. Свиньи весьма умны и эмоциональны в любом смысле этих слов. Почему бы им не начать сворачиваться калачиком у огня? Почему бы и их не перестать помешивать на огне? Наше табу на употребление в пищу собак, может, и говорит кое-что о собаках, но гораздо больше о нас самих.

Французы, которые любят своих собак, иногда едят своих лошадей. Испанцы, которые любят своих лошадей, иногда едят своих коров. Индийцы, которые любят своих коров, иногда едят своих собак. Такая избирательная защита вовсе не закон природы; идет она от тех историй, которые мы сочиняем за.

Каковы должны быть причины для исключения собачатины из меню? Мы, присвоившие себе право выбора плотоядные животные, предлагаем: Но собак и не держат в качестве домашних питомцев в тех местах, где их едят. А как же наши соседи, вообще не имеющие домашних животных? Есть ли у нас право протестовать, если они приготовят на ужин собаку? Не ешьте животных с необыкновенными умственными способностями.

Но подобное определение должно также включать свинью, корову, курицу и много видов морских животных. Из подобного перечня, естественно, придется исключить слабоумных людей. Опыт показывает, что все это нам же во вред. Но поедание собак не было и не является табу во многих местах, и никоим образом это нам не вредит.

Правильно приготовленное собачье мясо не больший риск для здоровья, чем любое другое мясо, в конце концов, ни одна клеточка нашего организма против подобного блюда не протестует. Употребление в пищу собак, между тем, освящено веками. В гробницах четвертого века нашли изображения собак, которых убивают вместе с другими животными, идущими в пищу.

Это был вполне укоренившийся обычай, который отразился и в языке: Гиппократ ценил собачье мясо как источник силы. Мексиканская голая собака была основным источником мяса у ацтеков. Капитан Кук съел собаку. Роальд Амундсен лихо съел своих упряжных лаек. Ну ладно, он умирал от голода. На Филиппинах до сих пор едят собак, чтобы отвратить несчастье; в Китае и Корее — в качестве лекарства; для усиления либидо — в Нигерии; и во множестве мест на каждом континенте просто потому, что это вкусно.

Многие века китайцы выращивали особые породы собак, похожих на черноязыких чау-чау, чтобы ими почавкать, а во многих европейских странах до сих пор законом запрещены книги, которые описывают разделку собачьих туш, предназначенных в пищу людям.

Конечно, что-то делалось почти везде и всегда, но это не может быть оправданием для того, чтобы совершать подобное. Тогда как мясное производство требует долгого выращивания, выкармливания и сохранения скота на ферме, собаки просто просятся, чтобы их ели.

Ежегодно от трех до четырех миллионов собак и кошек насильственно подвергают эвтаназии. Это составляет миллионы фунтов мяса, которые ежегодно практически выбрасывают.

Простое избавление от этих умерщвленных собак — огромная экологическая и экономическая проблема. Услышь все эти рассуждения наши домашние питомцы, они бы, наверное, сошли с ума или рванули из дома куда глаза глядят. Представить себе, что можно съесть этих заблудившихся, сбежавших, этих недостаточно-привлекательных-чтобы-взять-их-к-себе-домой и недостаточно-хорошо-себя-ведущих-чтобы-держать-их-дома существ, так же немыслимо, как, скажем, представить, что можно съесть луну.

В известном смысле именно это мы уже делаем. Переработка непищевого животного сырья, то есть животного белка, не годного в пищу человеку, но подходящего для кормления домашнего скота и домашних питомцев, позволяет перерабатывающим фабрикам превращать тела бесполезных мертвых собак в продуктивное звено пищевой цепи. В Америке каждый год миллионы собак и кошек, которых подвергают эвтаназии в приютах для животных, становятся пищей для кого-то. Пищей становятся примерно вдвое больше собак и кошек, чем животных, взятых в дом.

Может быть, эту малоприятную и вряд ли эффективную промежуточную ступень просто ликвидировать? При этом нет необходимости проявлять жестокость.

Мы не заставим их страдать больше, чем это необходимо.